Cайт католического прихода свв. апп. Петра и Павла в Великом Новгороде


В НАЧАЛО
ПРИХОДСКИЕ
ОБЪЯВЛЕНИЯ
РАСПИСАНИЕ
БОГОСЛУЖЕНИЙ
ИСТОРИЯ
ПРИХОДА
ФОТОАЛЬБОМ
КОНТАКТЫ
БИБЛИОТЕКА
ССЫЛКИ


Опубликовано в газете «Приходской вестник», № 7 от 25 декабря 1999 г.

ЮБИЛЕЙ И ИНДУЛЬГЕНЦИИ

Празднование Юбилейного года в Церкви всегда было связано с особыми возможностями получения индульгенций. Поэтому предлагаем вам проповедь Святого Отца, которая поможет лучше понять этот дар Юбилея.

Проповедь Папы Римского Иоанна Павла II на общей аудиенции

Среда, 29 сентября 1999 г.

Дорогие братья и сестры!

1. В тесной связи с таинством Покаяния наше размышление обращается сегодня к теме, особым образом связанной с празднованием Юбилея: я говорю о даре индульгенций, которые в особенном изобилии предлагаются в период Юбилея, как это было указано в булле «Тайна Воплощения» и сопровождающем ее декрете Апостольской Пенитенциарии.

Это тонкий момент, который связан с историческим недопониманием, что оказало отрицательное влияние на общение христиан. В существующих обстоятельствах христианского единства Церковь уверена в необходимости правильно понять и принять эту древнюю практику как существенное выражение Божьего милосердия. Опыт показывает, однако, что иногда индульгенции принимаются поверхностно, что, в конечном счете, умаляет Божий дар и затемняет саму истину и ценность, преподаваемые Церковью.

2. Исходная точка для понимания индульгенций – это изобилие милосердия Божия, явленное на Кресте Христа. Распятый Иисус – великое прощение, индульгенция, которое Отец дарует человечеству через прощение грехов и возможность жизни детей (ср. Ин 1,12-13) во Святом Духе (ср. Гал 4,6; Рим 5,5; 8,15-16). Однако, по логике завета, который является сердцем всего домостроительства спасения, этот дар не достигает нас без нашего согласия и ответа.

В свете этого принципа не трудно понять, как примирение с Богом, хотя и основанное на свободном и изобильном даре милосердия, в то же время предполагает трудный процесс, включающий личные усилия человека и сакраментальные деяния Церкви. Для прощения грехов, совершенных после крещения, этот процесс сосредоточен на таинстве покаяния, но он продолжается и после его совершения. Человек должен быть постепенно «исцелен» от отрицательных последствий греха (то, что богословская традиция называет «карой» и «остатками» греха).

3. На первый взгляд разговор о каре после сакраментального прощения кажется нелогичным. Ветхий завет, однако, показывает нам, насколько нормальной является возмещающая кара после прощения. Бог, назвав Самого Себя «Богом человеколюбивым и милосердным … прощающим вину и преступление и грех», добавляет: «но не оставляющий без наказания» (Исх 34,6-7) Во Второй Книге Царств смиренное исповедание царя Давида после тяжелого греха приводит к получению прощения (ср. 2 Цар 12,13), но не предотвращает возвещенного наказания (ср. там же 12,11: 16,21). Отеческая любовь Бога не исключает наказания, хотя оно всегда должно пониматься как часть милосердной справедливости, которая восстанавливает нарушенный порядок ради блага самого человека (ср. Евр 12,4-11).

В этом контексте временная кара выражает состояние страдания тех, кто, хотя уже и примирился с Богом, все еще отмечен этим «остатком» греха, который не дает им полностью открыться для благодати. Именно для полного исцеления грешник призывается принять путь обращения к полноте любви. В этом процессе милосердие Божие приходит к нему на помощь. Сама временная кара служит «лекарством» в той мере, в какой человек позволяет ей призвать себя предпринять собственное глубокое обращение. В этом – значение «удовлетворения», епитимии, требуемой в таинстве покаяния.

4. Смысл индульгенций должен рассматриваться на этом фоне полного обновления человека благодатью Христа Искупителя через служение Церкви. Исторически индульгенции возникли из уверенности древней Церкви, что она может выражать милосердие Бога, смягчая канонические наказания, налагаемые для сакраментального отпущения грехов. Это смягчение, однако, возмещалось обязательствами личности и общины как замены для «исцеляющей» цели наказания.

Теперь мы можем понять, каким образом индульгенция является «отпущением перед Богом временной кары за грехи, вина за которые уже изглажена; которое получает христианин, имеющий надлежащее расположение при определенных обстоятельствах через действие Церкви, которая как распределительница плодов искупления раздает удовлетворения из сокровищницы заслуг Христа и святых и правомочно наделяет ими» (Enchiridion Indulgentiarum, Normae de Indulgentiis, Libreria Editrice Vaticana, 1999, с.21; ср. ККЦ, 1471).

Итак, Церковь имеет сокровищницу, которую «раздает» через индульгенции. Это распределение не должно пониматься как своего рода автоматическая передача, как если бы мы говорили о «вещах». Напротив, это выражение полного доверия Церкви к тому, что она услышана Отцом, когда ради заслуг Христа и, по его дару, заслуг Богородицы и святых – она просит Бога о смягчении или устранении болезненного аспекта наказания, развивая исцеляющий аспект через другие пути благодати. По непостижимой тайне Божественной премудрости этот дар заступничества может также принести пользу верным, уже отошедшим от нас, которые получают его плоды способом, соответствующим их состоянию.

5. Итак, мы видим, насколько индульгенции далеки от того, чтобы быть своего рода «скидкой» в исполнении обязанности обращения, но, наоборот, являются помощью для ее быстрого, великодушного и глубокого исполнения. Это необходимо до такой степени, что духовным условием получения полной индульгенции является исключение «всякой привязанности ко греху, даже повседневному» (Ench. Ind., p. 25).

Поэтому было бы ошибкой полагать, что мы можем получить этот дар, просто исполняя некоторые внешние действия. Напротив, они требуются как выражение и поддержка нашего продвижения по пути обращения. Особым образом они показывают нашу веру в милосердие Божие и непостижимую реальность общения, которую принес Христос, нераздельно соединив с Собою Церковь как Свое Тело и Невесту.

(перевел свящ. Сергей Тимашов)


другие статьи «Приходского вестника»



  © 2008 ПРИХОД СВВ. АПП. ПЕТРА И ПАВЛА В ВЕЛИКОМ НОВГОРОДЕ