Послание Папы Римского Бенедикта XVI на Великий пост 2011-го года


«Быв погребены с Ним в крещении,
в Нем вы и совоскресли»

(ср. Кол 2,12)

Дорогие братья и сестры,

Великий пост, приуготовляющий нас к празднованию Святой Пасхи, является для Церкви очень ценным и важным литургическим временем, в преддверии которого я рад обратиться к вам с особым словом, дабы это время было пережито вами с должным усердием. В ожидании окончательной встречи со своим Женихом в вечной Пасхе церковная Община, ревностно совершенствуясь в молитве и в делах милосердия, углубляет свой путь очищения в духе, чтобы полнее черпать из Тайны искупления новую жизнь во Христе Господе (ср. I префация Великого поста).

1. Эта самая жизнь была уже нам дарована в день нашего Крещения, когда для нас, «ставших причастниками смерти и воскресения Христа», началось «радостное и воодушевляющее приключение, состоящее в том, чтобы быть Его учениками» (Проповедь в праздник Крещения Господня, 10 января 2010). Св. Павел в своих посланиях неоднократно подчеркивает, что в купели Крещения возникает единственная в своем роде причастность с Сыном Божиим. Факт, что в большинстве случаев Крещение принимают в младенчестве, ясно указывает на то, что речь идет о Божьем даре: никто не может заслужить жизнь вечную своими силами. Эта Божья милость, перечеркивающая грех и дающая возможность пережить «те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Флп 2,5), сообщается человеку бескорыстно.

В своем Послании к филиппийцам апостол язычников проливает свет на смысл преобразования, которое осуществляется в человеке через его сопричастность смерти и воскресению Христа, и указывает на цель этого преобразования: чтобы «познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его, чтобы достигнуть воскресения мертвых» (Фил 3,10-11). То есть, Крещение – это вовсе не обряд из прошлого, но встреча со Христом, которая формирует всю жизнь крещенного, дарует ему божественную жизнь и призывает его к искреннему обращению, начатому при поддержке Благодати, чтобы он мог достичь зрелости Христа.

Крещение особым образом связано с Великим постом, которое является благоприятным временем для переживания спасительной Благодати. Отцы Второго Ватиканского Собора призвали всех пастырей Церкви «более широко использовать крещальные составляющие Литургии Четыредесятницы» (Конституция Sacrosanctum Concilium, 109). В самом деле, Церковь всегда сочетает Пасхальное Навечерие с Крещением: в этом Таинстве осуществляется та великая тайна, в которой человек умирает для греха, становится причастником новой жизни в Воскресшем Иисусе и получает Того же Самого Духа Божия, Который воскресил Иисуса из мертвых (ср. Рим 8,11). Каждый из нас должен хранить живым в себе этот бескорыстный дар, и Четыредесятница предлагает нам путь, подобный катехуменату, который для христиан древней Церкви, как и для сегодняшних катехуменов, является незаменимой школой веры и христианской жизни: они действительно переживают Крещение как решающее событие для всей своей жизни.

2. Для того, чтобы всерьез вступить на путь, ведущий к Пасхе и подготовиться к празднованию Воскресения Господня – к самому радостному и торжественному празднику всего литургического года – что может быть более подходящим, чем дать вести себя Слову Божию? Поэтому Церковь, через воскресные евангельские тексты Великого поста, ведет нас к особенно глубокой встрече с Господом, давая нам пройти заново этапы христианского посвящения: для катехуменов – в перспективе получения Таинства возрождения, для крещеных – в виду новых и решающих шагов в следовании за Христом и в более полном посвящении себя Ему.

Первое воскресенье великопостного пути показывает наше состояние человека на этой земле. Победоносная битва против искушений, положившая начало миссии Иисуса, является призывом осознать собственную слабость, чтобы принять Благодать, которая освобождает от греха и вселяет новую силу во Христа, Который есть Путь, Истина и Жизнь (ср. Ordo Initiationis Christianae Adultorum, п. 25). Это решительный призыв помнить о том, что христианская вера, на примере Иисуса и в единении с Ним, подразумевает борьбу «мироправителей тьмы века сего» (Еф 6,12), в котором дьявол действует и никогда не устает – даже сегодня – искушать человека, желающего приблизиться ко Господу: Христос выходит из этой борьбы победителем, чтобы открыть также наши сердца к надежде, и ведет нас к победе над соблазнами зла.

Евангелие Преображения Господня открывает перед нашим взором славу Христа, которая предвосхищает Его воскресение и предвещает обожествление человека. Христианская община осознаёт, что Иисус возводит ее, как апостолов Петра, Иакова и Иоанна, «на гору высокую» (Мф 17,1), чтобы она могла вновь принять во Христе, как сыны в Сыне, дар Божьей Благодати: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте» (ст. 5). Это приглашение отойти от повседневного шума, чтобы погрузиться в присутствие Бога: Он желает давать нам всякий день Слово, которое проникает в глубину нашего духа, где различает добро и зло (ср. Евр 4,12) и укрепляет наше желание следовать за Господом.

Просьба Иисуса к самарянке: «Дай Мне пить» (Ин 4,7), которая звучит в литургии третьего воскресенья, выражает сострадание Бога к каждому человеку и желает пробудить в наших сердцах жажду «воды, текущей в жизнь вечную» (ст. 14): это дар Святого Духа, который делает христиан «истинных поклонников», способных молиться Отцу «в духе и истине» (ст. 23). Только эта вода может утолить нашу жажду добра, истины и красоты! Только эта вода, дарованная нам Сыном, омывает пустыни беспокойной и неудовлетворенной души, «доколе не упокоится она в Боге», – согласно знаменитым словам св. Августина.

«Воскресенье слепорожденного» представляет Христа как свет мира. Евангелие обращается к каждому из нас: «Ты веруешь ли в Сына Божия?» «Верую, Господи!» (Ин 9,35.38), – с радостью утверждает слепой от рождения, становясь голосом каждого верующего. Чудо исцеления является знаком того, что Христос, вместе со зрением, желает открыть наш внутренний взор, дабы наша вера становилась глубже, и мы могли узнать в Нем нашего единственного Спасителя. Он просвещает все жизненные невзгоды и ведет человека к жизни «сынов света».

Когда, в пятое воскресенье, нам возвещается о воскрешении Лазаря, мы оказываемся перед высшей тайной нашего существования: «Я есмь воскресение и жизнь... Веришь ли сему?» (Ин 11,25-26). Для христианской общины это повод вместе с Мартой искренне возложить всю надежду на Иисуса из Назарета: «Так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир» (ст. 27). Общение с Иисусом в этой жизни готовит нас к преодолению границы смерти, чтобы бесконечно жить в Нем. Вера в воскресение мертвых и надежда на вечную жизнь открывают нам высший смысл нашего существования: Бог сотворил человека для воскресения и для жизни, и эта истина придает подлинное и окончательное измерение истории людей, их личной и социальной жизни, культуре, политике, экономике. Лишенная же света веры, вся вселенная оказывается закрытой, как в гробнице, без будущего, без надежды.

Великопостный путь находит свое свершение в Пасхальном Триденствии, особенно в Великом Навечерии Пасхи во Святую Ночь: обновляя крещальные обеты, мы вновь исповедуем, что Христос есть Господь нашей жизни, той жизни, которую Бог сообщил нам, когда мы были возрождены «водой и Духом Святым», и подтверждаем нашу решимость отвечать действию Благодати, чтобы быть Его учениками.

3. Наше погружение в смерть и воскресение Христа через Таинство Крещения побуждает нас каждый день освобождать наше сердце от груза материальных вещей, от эгоистической привязанности к «земле», – от всего, что обедняет нас и мешает нам быть свободными и открытыми к Богу и к ближнему. Во Христе Бог явил Себя как Любовь (ср.1Ин 4,7-10). Крест Христов, «слово о Кресте» являет нам спасающую силу Бога (ср. 1Кор 1,18), Который отдает Себя, чтобы поднять человека и дать ему спасение: любовь в ее самой радикальной форме (ср. энциклика Deus caritas est, 12). Через традиционные практики поста, милостыни и молитвы Четыредесятница учить жить все более радикальным образом любовью к Христу. Пост, который может иметь разные мотивации, обретает для христианина глубоко религиозное значение: делая более бедной нашу трапезу, мы учимся преодолевать эгоизм, чтобы жить в логике дара и любви; решая обходиться без каких-то вещей – в том числе и не только тех, что можно отнести к излишествам – мы учимся отрывать взгляд от собственного «я», чтобы увидеть Кого-то рядом с нами и узнать Бога в лицах множества наших братьев и сестер. Для христианина пост не является чем-то глубоко личным, но открывает больше к Богу и к нуждам людей, и делает так, чтобы любовь к Богу стала также любовью к ближнему (ср. Мк 12,31).

На нашем пути мы сталкиваемся также с искушением накопления денег, с алчностью, что посягает на первенство Бога в нашей жизни. Жажда обладания приводит к насилию, злоупотреблению властью и к духовной смерти; поэтому Церковь, особенно в великопостное время, призывает к практике милостыни, то есть, к способности делиться. Идолопоклонство материальным благам, напротив, не только отдаляет от ближнего, но лишает человека человечности, делает его несчастным, обманывает его, вводит в заблуждение, не давая обещанного, потому что ставит материальное на место Бога, единственного источника жизни. Как понять отеческую доброту Бога, если сердце человека полно собой и собственными замыслами, с помощью которых он пребывает в иллюзии, что сможет сам обеспечить себе будущее? Искушение состоит в том, чтобы думать, как богатый из притчи: «Душа! много добра лежит у тебя на многие годы ...». Мы знаем, что ответил на это Господь: «Безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя...» (Лк 12,19-20). Практика милостыни – это напоминание о первенстве Бога и о необходимости быть внимательным к другим, чтобы мы могли вновь открыть, сколь добр наш Отец и принять Его милость.

На протяжении всего великопостного времени Церковь с особой щедростью питает нас Словом Божиим. Размышляя над ним и впитывая его, чтобы жить им каждодневно, мы учимся ценной и незаменимой форме молитвы, поскольку внимательное слушание Бога, продолжающего говорить к нашему сердцу, питает путь веры, который мы начали в день Крещения. Молитва позволяет нам также приобрести новое представление о времени: без перспективы вечности и трансцендентности оно, в сущности, просто отмеряет наши шаги в никуда. В молитве же, напротив, мы находим время для Бога, для того, чтобы признать, что «слова Его не прейдут» (ср. Мк 13,31), чтобы войти в то глубокое общение с Ним, которого «никто не отнимет у нас» (ср. Ин 16,22) и которое открывает нас к непостыжающей надежде, к вечной жизни.

В общих чертах, великопостный путь, в ходе которого мы призваны созерцать Тайну Креста, состоит в том, чтобы, «сообразуясь смерти Христа» (Флп 3,10), совершить глубокое обращение нашей жизни: позволить себе быть преобразованными действием Святого Духа, как это произошло со св. Павлом на дамасской дороге; решительно ориентировать нашу жизнь в соответствии с волей Бога; освободиться от эгоизма, преодолевая инстинкт господства над другими и открываясь к Христовой любви. Великопостный период является благоприятным временем для того, чтобы признать собственную слабость, принять, искренне пересмотрев свою жизнь, обновляющую Благодать Таинства Покаяния, и решительно идти навстречу Христу.

Дорогие братья и сестры, с помощью личной встречи с нашим Искупителем и через пост, милостыню и молитву, путь обращения навстречу Пасхе ведет нас к новому осознанию нашего Крещения. Пусть эта Четыредесятница позволит нам вновь пережить принятие Благодати, которую Бог даровал нам в тот момент, дабы она просвещала и направляла все наши действия. Тем, что обозначает и осуществляет это Таинство, мы призваны жить каждодневно, во все более щедром и подлинном следовании Христу. На этом пути мы вверяем себя Деве Марии, родившей Слово Божие в вере и во плоти, чтобы погрузиться, как Она, в смерть и воскресение Сына Ее Иисуса и иметь жизнь вечную.

Из Ватикана, 4 ноября 2010
BENEDICTUS PP XVI