Фома Кемпийский

О подражании Христу



НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД

Книга третья

О внутренней беседе Господа нашего с верною душою


Глава I

О внутренней беседе Христа с верною душою

1. Послушаю, что скажет Господь Бог.[58] Блаженна душа, которая слышит Бога, глаголющего в ней, и принимает из Его уст слова утешения. Блаженны уши, которые слышат тихий шепот зова, но не слышат рокота внешнего мира. Поистине блаженны те, кто внимают истине, вещающей и поучающей изнутри, но не внимают речам, приходящим извне. Блаженны те глаза, которые закрыты для внешнего, но устремлены на внутреннее. Блаженны те, кто прозревают внутреннее и непрестанными усилиями все более приуготовляются к восприятию таинств небесных. Блаженны те, кто стремятся очистить себя для Бога и избавиться от всех помех этого мира.

2. Внимай сему, душа моя, и затвори врата своим чувствам, дабы ты смогла услышать внутри себя то, что глаголет в тебе Господь Бог твой.

Вот что говорит Возлюбленный тобою: Я есть твое спасение, твой покой и жизнь твоя. Будь со мною, и обретешь мир и покой.[59] Оставь все преходящее и ищи вечного. Что в преходящем есть, кроме обманчивого? Чем может тебе помочь кто-либо или что-либо, если Творец оставил тебя? Отрекись же от всего, и сделаешься угодным и верным твоему Творцу и достойным обрести истинное блаженство.

Глава II

О том, что истина глаголет нам изнутри души нашей без звучания слов

1. Говори, Господи, ибо слышит раб Твой.[60] Я – раб Твой; вразуми меня, и познаю откровения Твои.[61] Приклони сердце мое к откровениям Твоим,[62] да польется, как роса, речь Твоя.[63] Чада Израилевы говорили некогда, обращаясь к Моисею: говори ты с нами, и мы будем слушать; но чтобы не говорил с нами Бог, дабы нам не умереть.[64] Не этого, Господи, не этого я прошу, а вместе с пророком Самуилом умоляю Тебя смиренно и ревностно: говори, Господи, ибо слышит раб Твой.[65] Пусть не Моисей или кто-либо из пророков говорят со мной, а ты, Господи Боже, Вдохновитель и Просветитель всех пророков, говори со мной, ибо Ты Один можешь меня наставить в совершенстве, они же без Тебя ничем способствовать мне не в силах.

2. Они могут передать слова, но они не передают духа. Они говорят красиво, но если Ты безмолвствуешь, они не воспламеняют сердца. Они дают нам букву, Ты же нам открываешь смысл. Они говорят нам о тайнах, Ты же открываешь понимание всего того, что сокрыто. Они объявляют заповеди, Ты же помогаешь их исполнять. Они указуют нам путь, Ты же даешь силы на то, чтобы этот путь пройти. Они действуют только вовне, Ты же проникаешь в сердца наши, наставляя и просвещая их. Они удобряют снаружи, Ты же даешь нам (внутреннее) плодородие. Они изрекают слова, Ты же нам даешь понимание этих слов.

3. Чтобы не умереть мне, оставаясь (духовно) бесплодным, и чтобы не подвергнуться еще более суровому суду, говори со мной Ты, Господи Боже мой, Ты, Вечная Истина, а не Моисей, ибо если наставления будут приходить ко мне только извне, а сам я не воспламенюсь внутренне, слова я услышу, но не смогу осуществить их, пойму, но не возлюблю, поверю, но не буду соблюдать. Говори же, Господи, раб Твой слушает Тебя. В Твоих словах – Жизнь Вечная.[66] Говори со мной, Господи, обо всем, что направлено на утешение души моей, на исправление всей жизни моей, и послужит это Тебе вечно во славу, восхваление и честь.

Глава III

О том, что следует внимать словам Божиим со смирением, и о том, что лишь немногие задумываются над ними, как должно

1. Услышь слова Мои, сын Мой, слова сладостные, превосходящие знание и мудрость всех философов и мудрецов здешнего мира. Слова Мои – дух и жизнь,[67] и их не постичь полностью разумом человеческим. В них следует искать не суетного наслаждения, а следует внимать им в молчании и принимать их со смирением и великой любовью всею душою.

2. И сказал я: «Блажен человек, которого вразумляешь Ты, Господи, и наставляешь законом Твоим, чтобы дать ему покой в бедственные дни[68] и дабы не был оставлен (безутешным) на этой земле».

3. Я, – говорит Господь, – научил пророков в давние времена,[69] и с тех пор и доныне продолжаю взывать ко всем созданьям, но многие остаются глухи и равнодушны к гласу Моему. Многие более охотно прислушиваются к зовам здешнего мира, нежели Бога, и более склонны следовать похотям плоти, чем творить угодное Богу. Мир обещает лишь преходящее и пустое, тем не менее, миру служат с великим рвением; Я же обещаю возвышенное и вечное, а сердца людей остаются холодны и безразличны. Кто же те, кто во всем служит Мне столь ревностно, как другие служат миру и преходящим правителям его? Устыдись, Сидон, ... говорит море,[70] и если хочешь узнать, почему следует стыдиться, тогда слушай: чтобы получить малое (и преходящее), совершают длинный путь, а для достижения жизни вечной многие и пальцем пошевелить ленятся, за безделицей гоняются, вступают в недостойные споры и даже судятся, по ничтожному поводу и за ничтожное вознаграждение готовы изнурять себя и днем, и ночью.

4. Но увы, (столь многих) охватывает лень, когда предстоит хоть немного потрудиться ради нетленного блага, ради бесценной награды, ради высшей почести и вечной славы! Устыдись же, раб ленивый и унылый, что многие с большим рвением стремятся погубить себя, чем ты стремишься обрести жизнь (вечную); что многим суета доставляет радости больше, чем тебе истина. Но как часто их надежды оказываются обманутыми, а вот Мои обещания никого никогда не обманывают и никого из уверовавших в Меня не оставляют без утешения. Все, что Я обещал, Я дам, и все, что Я сказал, Я исполню, но так будет только для тех, кто до конца пребудет верным любви Моей, ибо Я Тот, Кто воздает благом (за верность), но и испытывает всех благочестивых суровым испытанием.

5. Начертай слова Мои в сердце своем и усердно размышляй над ними, ибо в час испытаний они будут очень нужны тебе. То, чего не поймешь, прочитав, уразумеешь в день Моего посещения. Я имею обыкновение посещать избранных Моих либо искушением, либо утешением; и каждый день подвергаю их двум испытаниям: с помощью одного Я обличаю их пороки, а с помощью другого Я побуждаю их стремиться к добродетели. Тех же, кто услышал слова Мои, но отвергает их, будет судить в последний день слово, которое Я говорил.[71]

Молитва
к испрошению дара благоговения

Господи Боже Мой! В тебе все благо мое, а кто я, что дерзаю обращаться к Тебе? Я раб Твой, ничтожнейший из ничтожных, червь жалкий, более немощный и более презренный, чем то может выразить мое слово. Вспоминай обо мне, Господи, за то, что я есть ничто, за то, что я ничего не имею, и за то, что я ничего не стою. Ты, Господи, один благ, праведен и свят. Ты все можешь, всему способствуешь, все исполняешь, и только грешника оставляешь ни с чем. Вспомни, Господи, о Своем милосердии и наполни сердце мое Твоей благодатью – ведь Ты не хочешь, Господи, чтобы дела Твои были втуне.

Как мне претерпеть беды и напасти этой никчемной жизни, если не поддержит меня милость Твоя и благодать Твоя? Не отврати от меня лика Твоего, не откладывай Твое посещение, не отнимай Твоего утешения, дабы душа моя не обратилась в иссушенную пустыню! Научи меня, Господи, исполнять волю Твою! Научи меня пребывать пред Тобою с достоинством и в смирении. Ибо Ты – моя мудрость, Ты поистине знаешь меня и знал меня и до того, как я родился в этот мир, и даже до того, как этот мир был создан.[72]

Глава IV

О том, что следует пребывать перед Богом в истине и смирении

1. Сын Мой, веруя в Меня, стремись к истине и всегда ищи Меня в простоте сердца своего. Того, кто, веруя в Меня, идет по пути истины, минуют тяжкие напасти, и истина избавит его от искусителей и наветов злобствующих. Если эта истина принесет тебе такое избавление, ты станешь по-настоящему свободен и не будешь больше внимать суетным речам человеческим.

Господи, истинно все то, что Ты говоришь. Сделай так, молю тебя, Господи, чтобы истина перешла и ко мне, чтобы истина научила меня, чтобы она охраняла меня и сохраняла вплоть до спасительного конца, чтобы избавила меня от зловредной привязанности и от чрезмерной любви – и тогда пойду я за Тобой далее, имея великую свободу в сердце.

2. Я научу тебя, – говорит Истина, – тому, что праведно и Мне угодно. Думай о своих грехах с великим отвращением и скорбью и, совершив добрые дела, не считай себя человеком достойным. (Помни), что воистину ты грешник, подвержен страстям и многими из них опутан, что сам по себе ты ничтожен, что падение твое свершается скоро, что тебя легко победить, что ты легко впадаешь в смятение и быстро отступаешь. (Помни), что у тебя нет ничего, чем ты мог бы по праву хвалиться, но есть многое, за что тебе следовало бы себя презирать и уничижать. (Помни), что ты намного слабее, чем представить себе можешь.

3. Итак, не имей высокого мнения ни о чем из того, что делаешь. Пусть ничто тебе не кажется великим, драгоценным, прекрасным, ничто – достойным восхищения или удивления; ничто – высоким, ничто – достохвальным или желанным, ничто – кроме того, что вечно. Пусть превыше всего тебе будет дорога вечная истина, а твоя ничтожность и мерзость пусть будут тебе противнее всего. Больше всего страшись, больше всего презирай и более всего избегай своих собственных пороков и грехов, которые должны тебе казаться гнуснее, чем вся скверна этого мира. Некоторые идут ко Мне без должной искренности, движимые лишь самонадеянной дерзостью и любопытством, желая разведать тайны и постичь высокие таинства Бога, но не задумываясь ни о себе, ни о своем спасении. Такие люди часто впадают в величайшие искушения и грехи из-за своей самонадеянной горделивости и любопытства, ибо я отвращаюсь от них.

4. Бойся суда Божия и трепещи перед гневом Всемогущего, но не пытайся войти в дела Всевышнего и постигнуть их; размышляй над тем, сколько грехов ты совершил и скольких добрых дел не сделал. Некоторые проявляют свое благочестие, посвящая себя книгам, другие – образам, третьи – внешним знакам и изображениям. У некоторых имя Мое на устах, но в сердцах у них Меня мало. Но есть и такие, кто, с разумом просвещенным и сердцем очищенным, постоянно стремятся к вечному, избегают слушать о земном, с досадой уступают телесным нуждам. Такие люди чувствуют и знают, что в их душах говорит дух истины, научающий их презирать земное и любить небесное, отрекаться непрестанно от здешнего мира и днем и ночью устремляться к небу.

Глава V

О чудесном воздействии Божественной любви

1. Благословенный Отец небесный, Отец Господа моего Иисуса Христа, Ты удостоил воспомянуть меня в моей нищете! О Отец милостей и Бог всяческого утешения, воздаю Тебе хвалу за то, что Своим утешением иногда возрождаешь меня, недостойного какого бы то ни было утешения. Благословен и восславлен Ты с Сыном Твоим Единородным и Духом Святым Утешителем ныне и во веки веков. Аминь.

О мой Господи, о Боже Святый, возлюбивший меня, когда приидешь Ты в сердце мое, возрадуюсь я великой радостью. Ты слава моя и восхищение сердца моего, Ты упование и прибежище мое в дни моих бедствий!

2. Но любовь моя еще слаба, а добродетель несовершенна, и нуждаюсь я в укреплении и утешении Твоем! Поэтому почаще посещай меня и обучи меня святому благочинию! Избавь меня от низких страстей, излечи мое сердце от всякой недостойной любви, дабы, исцеленный и очищенный в душе, я смог, как подобает, возлюбить Тебя, стойко претерпевать страдания и постоянно пребывать пред Тобою.

3. Великое дело любовь, и благо она поистине великое; любовь одна делает легким все, что казалось тяжелым, помогает переносить как взлеты, так и падения; она тяжкую ношу несет, не отягощаясь ею, и превращает горестное и постыдное в сладостное и приятное. Любовь к Иисусу благородна, она подвигает нас к великим делам и пробуждает в нас стремление к совершенству. Любовь всегда стремится к высокому, и ничто низменное не может остановить ее в этом стремлении; любовь желает быть свободной от всяких пристрастий земных и чуждой им, чтобы ничем не заслонялось ее внутреннее око, чтобы не смущала ее никакая преходящая выгода и чтобы никакие стеснения не могли умалить ее. Ни на земле, ни на небе нет ничего более сладостного, более высокого, более широкого, более приятного, более наполненного, более благого, чем она. Ибо любовь рождена от Бога и пребывает в Боге превыше всего сотворенного.

4. Тот, кто любит, воспаряет к горнему, устремляется к возвышенному, преисполняется радости. Он свободен, и ничто его не держит. Он отдает все за все и обладает всем во всем, ибо он надо всем покоится в Едином и Наивысшем, от Которого проистекает и происходит всякое благо. Любящего привлекают не дары, а Даритель, к Которому он стремится, минуя все (мимолетные) блага. Любовь часто не знает границ и бывает ревностна вне всякой меры. Любовь не чувствует бремени, не страшится никаких трудов, берется за то, что, казалось бы, ей не под силу. Любовь не сетует на невозможность чего-либо, ибо верит, что может все и что все ей доступно. Вот почему любовь хороша для всякого дела, она достигает многого и осуществляет многое там, где любви не имеющий мешкает и терпит неудачу.

5. Любовь бодрствует даже во сне, в усталости не утомляется, в стесненности не чувствует стеснения, в страхе не страшится, но, как пламя живое, взметнувшись, рвется ввысь и проникает повсюду. Тот, кто любит, хорошо знает, о чем взывает голос любви. Пламенная устремленность души взывает ко Господу, говоря так: Боже, Боже Мой, Любовь моя, я весь Твой, и Ты весь мой.

6. Умножь любовь во мне, чтобы я смог всем сердцем своим полной мерой вкусить, как сладостно любить, и истаивать, и растворяться в любви; чтобы, охваченный любовью, я мог вознестись над собою, влекомый силой чувства и восхищения, чтобы я мог петь песнь любви, чтобы я мог взмывать в выси, следуя за Тем, Кого возлюбил, чтобы моя душа трепетала от восторга любви, поглощенная хвалой Тебе. Хочу любить Тебя больше, чем себя, а себя любить только ради одного Тебя, и в Тебе любить всех тех, кто поистине любит Тебя, как и велит закон любви, который нам явлен в сиянии, исходящем от Тебя.

7. Любовь стремительна, искренна, благоговейна, радостна, приятна, сильна, терпелива, верна, рассудительна, стойка, мужественна; любовь никогда не ищет (выгоды) для себя, и если кто-то начинает в любви искать для себя выгоды, тотчас же лишается любви. Любовь благоразумна, смиренна, честна и праведна; любовь не изнежена, не легкомысленна, не занята суетными делами; любовь благомысляща, целомудренна, тверда, спокойна и сдержанна в проявлениях. Любовь смиренна и полна послушания старшим, себя перед собой в унижении держит и презирает; любовь благочестива и преисполнена благодарности Богу, всегда доверяя Ему и уповая на Него, даже тогда, когда не получает от Бога подкрепления, ибо без скорби и муки никому не дано жить в любви.

8. Тот, кто не готов все претерпеть и вверить всего себя без остатка воле Того, Кого он любит, недостоин называться любящим. Тому, кто любит, следует принять ради любви к Тому, Кого он возлюбил, все самое тяжкое и горькое, и тогда, какие бы беды и напасти на него ни обрушились, он не отвернется от возлюбленного им Бога.

Глава VI

Об испытании истинной любви

1. Сын Мой, ты еще недостаточно крепок и рассудителен в своей любви.

Отчего так, Господи?

Оттого, что при малейшем противодействии или неудаче ты отступаешь от того, что задумал совершить, и слишком рьяно ищешь утешения. Тот, кто крепок в любви, остается тверд в искушении и не внемлет коварным увещеваниям врага. Такой человек и в благополучии со Мной, и в напасти от Меня не отречется.

2. Тот, кто рассудителен в любви, взыскует не столько даров Любящего, сколько любви Дарующего. Он ищет благорасположения Дающего, а не радуется ценности дара, и ценит Того, Кого он возлюбил превыше всех даров Его. Тот, кто любит возвышенно, не почиет на дарах и благах, которые Я ему дал, но устремлен ко Мне, минуя все блага. И если подчас ты не испытываешь ко Мне или к Моим святым такого сильного и пламенного чувства, как тебе хотелось бы, не думай, что все для тебя потеряно. То доброе и сладостное чувство, которое ты по временам испытываешь, происходит от дарованной тебе благодати и является неким предвкушением небесного блаженства, но не слишком полагайся на него, ибо оно приходит и уходит. Но борьба со злобными поползновениями против духа и презрение к нашептываниям дьявола суть знаки добродетели и больших достоинств.

3. Итак, пусть тебя не смущают странные фантазии, тебя посещающие, каковы бы они ни были. Стойко придерживайся избранного пути и верного стремления к Богу. Не считай чем-то необычным, если иногда ты внезапно испытываешь восторг и взмываешь к возвышенным размышлениям, а вслед за этим тут же низвергаешься в недостойные мысли, которые обычно переполняют твою душу, – ведь это происходит с тобою скорее поневоле, нежели по твоему собственному установлению, и если мысли эти противны тебе и ты с ними борешься, то в этом твое достоинство, а не грех.

4. Знай, что давний враг (рода человеческого) всячески силится расстроить твое намерение жить достойно и хочет вынудить тебя оставить такие благочестивые занятия, как почитание святых, праведные размышления о муках Моих, благополезные раздумья о грехах своих, укрепление врат сердца и твердое намерение двигаться к добродетели. Враг твой внушает тебе множество недостойных мыслей, чтобы ввергнуть тебя в уныние и вселить в тебя ужас, отвратить тебя от молитвы и от благочестивого чтения. Смиренная исповедь отвратительна ему, и если бы он мог, то принудил бы тебя отказаться от святого причащения. Не верь ему и не допускай его в свои мысли, сколь бы много ловушек он ни расставлял, чтобы уловить тебя в сети. Когда он внушает тебе что-либо подлое и низкое, брось ему вызов, сказав так: изыди, дух нечистый и мерзкий, устыдись своей мерзости! Сколь подл ты, что нашептываешь мне в уши такие низости! Отступись от меня, гнусный совратитель, ничего от меня ты не добьешься! Да пребудет со мною Иисус, как могучий воитель, и посрамлен будешь. Я предпочту умереть и претерпеть любые муки, чем поддаться хоть в чем-то твоим соблазнам! Замолчи, не говори ничего более, все равно я не буду тебя слушать, и как бы ты ни старался навредить мне, (все бесполезно)! Господь – свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Если ополчатся против меня враги мои, не убоится сердце мое! Господи, твердыня моя и избавитель мой![73]

5. Сражайся как доблестный воин, и если случится, что упадешь от изнеможения, соберись с силами, да так, чтобы стало их больше, чем прежде, и верь, что получишь от Меня еще больше благодати, (чем ранее). Остерегайся суетного самодовольства и горделивого самолюбования, от которых многие впадают в заблуждение и душевную слепоту, почти неизлечимую. Такая пагуба, которая подстерегает гордецов, слишком много о себе мнящих, должна послужить тебе предупреждением и удерживать тебя в вечном смирении.

Глава VII

О том, что благодать следует оберегать смирением

1. Сын Мой, для тебя полезнее и надежнее скрывать благодать благоговения, не возноситься оттого, что наделен ею, не говорить об этом много и не считать, что обладаешь чем-то особенным, но презирать себя еще более и думать, что ты недостоин такого дара. И не следует слишком крепко привязываться к такому расположению духа, которое может в одночасье поменяться на совсем другое.

Когда ты чувствуешь благодать, вспоминай о том, сколь несчастен и жалок ты бываешь тогда, когда ты лишен ее. Твоей духовной жизни способствует не только обладание благодатью утешения, но и то, как со смирением, терпением и покорностью переносишь отсутствие ее – ведь тогда ты не оставляешь прилежания в молитве, не пренебрегаешь другими добрыми делами, которые ты имел обыкновение делать. Когда чувствуешь в себе оскудение и смущение духа, тебе следует исполнять все, что тебе положено, охотно и наилучшим образом, вкладывая в благочестивые занятия все свои силы и понимание и не впадая в полное о себе небрежение.

2. Многие, едва обнаружат, что не все получается так, как им бы того хотелось, становятся нетерпеливы и неусердны (в добродетели), но ведь не всегда в силах человека определять свой путь – лишь Бог дает благодать и утешает, кого хочет, когда хочет, в той мере, в какой хочет и, таким образом, как ему будет благоугодно, и ничего (человек не получит) сверх того, (что определил ему Бог). Есть и такие, которые по безрассудству своему обратили себе на погибель благодать благочестия, ибо захотели сделать больше, чем было в их силах, позабыли меру своей слабости и следовали более пристрастиям своего сердца, нежели суждениям разума, и поскольку вознамерились они свершить больше, чем то было угодно Богу, они потеряли благодать. Те, кто полагали, что уже обеспечили себе пристанище на небе, были ввергнуты в нищету и уничижение, дабы они, пребывая в нищете и унижении, познали, что нельзя им полагаться только на свои силы и взмывать к горнему на своих крыльях, а следует им ввериться Мне и уповать на Мою защиту. Те, кто только вступают на путь Господень, по неопытности легко могут впасть в заблуждение и устремиться к гибели, если не руководствуются советами людей рассудительных.

3. Если же они предпочтут следовать своему чувству, а не прислушиваться к тем, кто более сведущ в таких делах, и будут упорствовать в своем мнении, то их подстерегает великая опасность. Тому, кто мнит себя мудрым, трудно смирить свою гордость и ввериться во всем другому. Лучше знать меньше, но со смирением и малым мудрствованием, чем с суетной самонадеянностью обладать великими сокровищами знаний. Лучше тебе иметь меньше, чем больше, ибо обладание многим заставит тебя возгордиться. Неблагоразумно поступает тот, кто, поглощенный небесной радостью, забывает о своем прежнем отчаянии и целомудренном страхе Господнем и не боится утратить данную ему благодать. Недостаточно добродетелен и тот, кто, подвергнувшись напасти, тотчас теряет надежду, впадает в уныние и начинает думать обо Мне и уповать на Меня с меньшей уверенностью и благоговением, чем должно.

4. Тот, кто во времена мира и спокойствия чувствует себя в полной безопасности, во времена борений и невзгод часто оказывается подавленным и напуганным. Если бы ты мог всегда оставаться кротким и приниженным, сдерживать и направлять свой дух должным образом, ты не впадал бы столь быстро в грех и не подвергался бы таким опасностям. Вот тебе добрый совет: когда охватывает тебя духовное рвение, не забывай думать о том, что произойдет, когда уйдет (духовный) свет. И если такое случится, считай, что свет Я удалил от тебя на время, тебе же во благо и Мне во славу.

5. Такого рода испытание тебе более полезно, чем если бы ты по своей воле, всегда пребывал в благополучии. Достоинства человека определяются не тем, много ли он имел видений и утешений, знает ли он досконально Писание, добился ли он высоких почестей, а тем, насколько он утвердился в истинном смирении, насколько он исполнен любви Божьей, всегда ли и во всем с чистым сердцем ищет славы Божьей, считает ли себя ничтожным, презирает ли себя искренне, радуется ли тому, что его презирают и унижают, а не почитают.

Глава VIII

О том, что перед Богом мы должны считать себя недостойными и презренными

1. Вот, я решился говорить Владыке, я, прах и пепел.[74] Если я возомню себя выше праха и пепла, тотчас восстанешь Ты против меня, и мои безобразия станут истинным свидетельством против меня, и нечего мне будет сказать в свою защиту. Но если буду умалять себя, буду почитать себя за ничтожество, если оставлю высокое мнение о себе и если низведу себя до праха, каковым я в действительности и являюсь, (вот тогда) благодать Твоя будет особо желанна, благоприятна и своевременна, и свет Твой устремится к моему сердцу, и всякое мое самомнение, сколь бы малым оно ни было, погрузится в пучину моего ничтожества и погибнет навеки. Там Ты покажешь мне меня самого, покажешь, что я есть, чем был, откуда пришел и куда уйду. Я ничто, и не понимал этого. Если я буду предоставлен сам себе, лишен всякой поддержки, я останусь ничтожен и немощен. Но если Ты вдруг обратишь Твой взор в мою сторону, я тотчас наполнюсь силой и новой радостью. И какое это великое чудо, когда Ты внезапно меня поднимаешь и возносишь в Твоих милостивых и ласковых объятиях, меня, которого собственная тяжесть увлекает лишь ко всему земному и низменному.

2. Любовь Твоя охраняет меня и без просьб моих, помогает мне во множестве нужд, оберегает меня от больших опасностей, избавляет от бесчисленных бедствий. Я же потерял себя из-за неумеренной любви к самому себе. Обратясь к одному Тебе и возлюбив одного Тебя чистою любовью, я нашел себя и Тебя, и любовь эта показала мне, сколь глубоко мое ничтожество!

О Господи наисладчайший, ты сделал для меня больше, чем я заслуживаю, и больше того, о чем бы дерзнул я просить или на что надеяться.

3. Благословенный Боже мой! Недостоин я никакого блага, но по величию Твоему и щедроте Твоей бесконечной не перестаешь Ты никогда творить благо и неблагодарным, и тем, кто совсем отвернулся от Тебя. Обрати нас к Себе, Господи, чтобы мы снова были смиренны, благоговейны и Тебе угодны, ибо в Тебе наше спасение, наша доблесть и наша сила.

Глава IX

О том, что следует все обращать к Богу как к высшей цели и Дарователю всего

1. Сын Мой, если хочешь быть счастлив и блажен, Я должен стать для тебя последним и высшим исходом. В таком устремлении очистятся твои чувства, которые слишком часто извращаются и влекут тебя неправедно либо к тебе самому, либо к другим. Как только начинаешь искать в чем-либо земном высшую цель своих трудов, сразу же в тебе (благодать) оскудевает и иссыхает. Поэтому ты должен все без остатка обращать ко Мне, ибо все дано тебе Мною. Полагай все исходящим от Верховного блага и обращай все ко Мне как к Единому Началу всего.

2. Малое и великое, богатое и бедное исходит от Меня, животворящего источника, и тот, кто служит Мне по доброй воле и без принуждения, получит благодать за благодать. Но тот, кто захочет восславиться или возрадоваться в чем-либо, кроме Меня и без Меня, не сможет ни утвердиться в истинной радости, ни сердца своего освободить, а впадет в смятение и беспокойство. Не приписывай себе никаких достоинств, а другим никаких добродетелей, но все оставляй Богу, без Которого человек не имеет ничего. Бог дал человеку все, что у того есть, и взамен этого Он неукоснительно требует благодарения.

3. Истина есть то, что изгоняет суетную славу. Если благодать небесная и истинная любовь войдут в сердце, не останется в нем никакой зависти и никакого смятения, и не будет в нем места любви к самому себе. Божественные любовь и милосердие преодолевают все и умножают все силы души. Если ты мудр, то будешь испытывать радость лишь в Боге и на Него Одного будешь уповать, ибо никто не благ, как только один Бог,[75] Которому должно воздавать хвалу и благословление во всем. Аминь.

Глава X

О том, как сладостно, презрев мир, служить Богу

1. Вот снова обращусь со своими словами к Тебе, Господи, и не умолкну. Скажу Богу моему, моему Господу и Царю моему Небесному, так, чтобы Он услышал: как много у Тебя благ, которые Ты хранишь для боящихся Тебя.[76] Но что же получают любящие и боящиеся Тебя и служащие Тебе всем сердцем? Воистину, Ты одаряешь любящих Тебя невыразимой сладостностью созерцания. Ты явил мне сладостность Твоей любви, когда меня, прежде не существовавшего, сотворил, и когда я, сбившись с пути, отошел от Тебя, Ты вернул меня, дабы я служил Тебе, и заповедал мне любить Тебя.

2. О Источник вечной любви, что скажу о Тебе? Как могу забыть Тебя, Тебя, Который удостоил меня тем, что вспомнил обо мне тогда, когда я прозябал и совсем было погиб? Ты проявил милосердие к рабу Твоему, на что я и надеяться не мог, и явил мне Твою благодать и благорасположение, которых я нисколько не заслужил. Чем могу воздать Тебе за такую благодать? Не каждому дано, отказавшись от всего, отречься от мира и принять жизнь монашескую, (чтобы служить Тебе). Но что особо великого в том, чтобы служить Тебе, Которому все сотворенное обязано служить? Итак, я не должен находить ничего особенного в том, чтобы служить Тебе, но великим и достойным удивления должен находить то, что Ты благоволил принять в служение Тебе человека столь ничтожного и недостойного, как я, и приобщить его к рабам возлюбленным Твоим.

3. Все, что имею, и все, чем служу Тебе – от Тебя и Твое, однако воистину все получается наоборот – Ты мне служишь более, чем я служу Тебе. Вот и небо, и земля, которые сотворены Тобою для того, чтобы служить человеку, всегда Тебе послушны и каждое мгновение совершают все, что бы Ты им ни поведал. Но и этого мало, ибо даже ангелов Ты учредил на служение человеку. Однако превыше всего то, что Ты Сам соблаговолил служить человеку и обещал Себя Самого дать ему.

4. Что же я могу воздать Тебе за все это множество благ? О, если б я только мог служить Тебе денно и нощно всю свою жизнь! О, если бы в моих силах было служить Тебе хотя бы один день так, чтобы это было достойно Тебя! Воистину, Ты достоин всего возможного служения, всего возможного почитания и всего возможного восхваления, да продлится оно вечно! Воистину Ты мой Господь, а я Твой ничтожный раб, более, чем кто-либо другой, обязанный служить Тебе всеми своими силами! И не должно мне умерять свои усилия в восхвалении Тебя. Вот чего я хочу, вот чего я желаю. Соблаговоли, о Господи, по милости Своей восполнить то, чего мне недостает.

5. Великая честь и великая слава служить Тебе и презреть все ради Твоей любви. Те, кто по доброй воле отдадутся святому служению Тебе, получат великую благодать, а те, кто ради Твоей любви откажутся от утешений плоти, обретут сладчайшее утешение Духа Святого. А те, кто во имя Твое вступят на путь праведный и оставят все мирские заботы, обретут великую свободу духа.

6. О, благодатное и радостное служение Богу! В этом служении человек становится свободен и свят! О, священное состояние истинно благочестивого служения! Оно уподобляет человека ангелам, делает его угодным Богу, грозным для злых духов и достойным хвалы для всех верующих. О, служение Богу, столь вожделенное! Как не принять его! Этим служением приобретается верховное благо и радость, которой нет конца.

Глава XI

О том, что следует подвергать тщательному рассмотрению желания сердца и умерять их

1. Сын мой, тебе следует познать многое из того, чему еще ты недостаточно научился.

Чему же еще учиться, Господи?

Тебе надо научиться подчинять свои желания Моим установлениям, отказаться от любви к себе, во всем с охотой следовать Моей воле. Желания часто воспламеняют тебя и побуждают (к неправедному действию). Подумай, однако, что тебя более побуждает к делам: Моя слава или твоя собственная выгода? Если во Мне причина твоих деяний, то ты останешься доволен всем, что бы Я ни сделал, примешь все, что бы ни исходило от меня; если же в тебе скрывается стремление искать лишь для себя (выгоды), то это будет мешать тебе и отягощать тебя.

2. Итак, будь осмотрителен, не доверяй никакому желанию, зародившемуся в тебе, без Моего совета, чтобы потом тебе не раскаиваться и не сокрушаться оттого, что поначалу оно тебя привлекало и казалось наилучшим благом. Не следует тут же поддаваться каждому душевному влечению, даже если оно и показалось достойным; не следует также немедля избегать того, что поначалу представляется неприемлемым. Иногда полезно сдерживать себя даже в достойных стремлениях и побуждениях, чтобы излишняя поспешность не привела к смятению ума, чтобы нарушением установленного порядка не вызвать недовольства других и чтобы самому не растеряться и не пасть духом, встретив противодействие ближних.

3. Но иногда нужно пересилить себя и решительно противостоять влечению чувств, не обращая внимания на то, чего хочет и чего не хочет плоть, но заботясь о том, чтобы плоть, даже против своей воли, подчинялась духу. Плоть следует обуздывать и усмирять до тех пор, пока она не будет готова ко всему и не научится довольствоваться малым, услаждаться простым и не роптать ни на какие лишения.

Глава XII

О том, что необходимо учиться терпению и противиться вожделениям

1. О Господи Боже мой, знаю, что мне потребуется терпение, ибо в этой жизни случается много злоключений, и сколько бы я ни пытался устроить так, чтобы жить в мире и спокойствии, жизнь моя не обходится без борьбы и страданий.

Все это так, сын Мой, но я не хочу, чтобы ты искал мира и спокойствия, которые были бы лишены искушений и всякого противодействия твоим устремлениям. Я хочу, чтобы ты достиг такого состояния, в котором, даже подвергаясь различным напастям, испытаниям и противодействию себе, ты сохранял бы мир и спокойствие.

2. Если ты скажешь, что не в силах претерпеть многих (испытаний), то как же сможешь ты переносить огонь чистилища? Из двух зол всегда следует выбирать меньшее. Поэтому чтобы избежать будущих мук вечных, старайся ради любви Божьей терпеливо переносить страдания и беды нынешние. Не думаешь ли ты, что люди в здешнем мире не страдают или страдают мало? Не найти тебе такого, которого бы миновали все до одной печали, даже если станешь искать среди самых утонченных и изнеженных. Но в их жизни, скажешь ты, много наслаждений, они делают то, что им нравится, и поэтому быстро забывают огорчения. Пусть так, они имеют все, что хотят, но долго ли, по-твоему, это может продлиться?

3. Все их богатство развеется, как дым, и даже памяти не останется об их былых утехах. Но еще при жизни они не могут предаваться удовольствиям, не испытывая горечи, тоски и страха, ибо часто то же самое, что приносило им наибольшую радость, впоследствии приносит им боль и страдание. И воздается им по справедливости, ибо раз они ищут удовольствий и предаются им без меры, не избегнуть им горечи разочарования.

4. Как быстротечны, как призрачны, как безрассудны и как низки все эти земные утехи! Но люди, ослепленные и опьяненные ими, не понимая того, поступают, словно твари бессловесные: ради тех малых наслаждений, которые они хотят получить в этой тленной жизни, они ведут свою душу к смерти. Не ходи вслед похотей твоих, сын Мой, и воздерживайся от пожеланий твоих.[77] Утешайся Господом, и Он исполнит желания сердца твоего.[78]

5. Но если хочешь испытывать истинную радость и получать от Меня утешения в великом изобилии, научись полностью презирать все мирское и отказываться от всех услад мира – это будет благословение твое, и получишь ты обильное утешение. И чем больше ты будешь устраняться от утешений этого тварного мира, тем более сладостные и истинные утешения ты найдешь во Мне. Но знай, что прежде чем достигнешь этого, тебе предстоят тяжкие борения и печаль. Застарелые привычки будут тебе противодействовать, но новые, лучшие привычки победят старые. Плоть твоя взропщет, но она будет побеждена горением духа. Древний змий будет преследовать тебя и нашептывать соблазны, но ты сможешь прогнать его молитвой, а добродетельными трудами сможешь воспрепятствовать ему приблизиться к главному входу (в твое сердце).

Глава XIII

О смиренном послушании раба Христова

1. Сын Мой, кто пытается уклониться от послушания, уклоняется от благодати, а тот, кто хочет обладать чем-либо только сам, теряет то, что дано всем. Если человек не подчиняется с охотою и по доброй воле стоящему выше, это знак того, что плоть его еще не повинуется ему всецело, часто артачится и ропщет. Учись же подчиняться без сопротивления стоящему выше тебя, если желаешь усмирить плоть свою. Врага внешнего легче победить, если человек внутренне, духовно не обессилен. Для твоей души нет врага худшего и более опасного, чем ты сам, если нет у тебя доброго согласия с духом. Если хочешь преодолеть плоть и кровь свои, тебе нужно достичь истинного презрения к себе самому. Но все еще слишком любя себя самого, ты боишься вверить себя целиком чужой воле.

2. Но велика ли в том заслуга, если ты, прах и ничтожество, подчинишься воле другого человека ради Меня, Господа твоего? Посмотри, Я, Всемогущий и Всевышний, создавший все из ничего, покорился смиренно человеку ради тебя. Я сделал Себя самым смиренным и самым униженным из всех людей для того, чтобы ты мог через Мое смирение преодолеть свою гордыню. Учись, прах, повиноваться, учись, пыль и тлен, смиряться и уничижаться перед другими. Учись обуздывать своеволие свое и до конца вверять себя другому.

3. Восстань в гневе против себя самого, не допускай, чтоб тобою правила гордыня, яви себя столь покорным и ничтожным, чтобы тебя каждый попирал и топтал, словно грязь под ногами. На что ты можешь жаловаться, червь? Что можешь возразить, мерзкий грешник, поносящим тебя, ведь столько раз ты творил неугодное Богу, столько раз совершал такое, что заслуживает мук ада? Но Я, видя великую ценность души твоей передо Мной, пощадил тебя, чтобы ты познал любовь Мою к тебе, всегда воздавал Мне благодарение за Мои благодеяния, предавался истинной покорности и смирению и терпеливо сносил презрение к себе.

Глава XIV

О том, что следует размышлять о скрытых намерениях Божьих, дабы не возгордиться от получения благодати

1. Гремят, Господи, надо мною раскаты Твоего суда, наполняя меня и душу мою ужасом и трепетом. Ошеломлен я, и начинаю думать, что и небо не во всем чисто пред ликом Твоим. Если и в некоторых ангелах Ты усмотрел прегрешения и не пощадил их, что же тогда будет со мной? Даже звезды падают с небес; как же я, прах земной, могу быть высокого мнения о себе? Многие из тех, чьи деяния казались достохвальными, пали так низко, что ввергнуты в преисподнюю; другие, которые питались пищей ангельской, впоследствии, как я видел, рады были и желудям, идущим на пропитание свиньям.

2. Итак, нет ни в чем святости, если нет в том руки Твоей, Господи. Нет проку ни от какой мудрости, если Ты не направляешь ее. Никакая сила не поможет, если Ты не поддерживаешь ее. Никакое целомудрие не сохраняется, если Ты не охраняешь его. Бессмысленно блюсти себя, если Ты не стоишь на Своей святой страже. Оставленные Тобою, мы тонем и погибаем, а когда Ты с нами, мы оживаем и возвышаемся. Мы подвержены колебаниям, а Ты нам даешь твердость, а когда охладеваем мы, Ты воспламеняешь нас.

3. О, каким смиренным и ничтожным я должен считать себя, и если даже кажется мне, что во мне есть нечто достойное, я должен полагать это пустым и презренным. Как полно, о Господи, я должен отдать себя на суд Твой, ведь не нахожу в себе ничего, кроме совершеннейшего ничтожества! О глубина непостигаемая, о море непреодолеваемое (Твоего суда), в котором я растворюсь, ибо я есть ничто! Где же тут скрываться моей гордости? Где же найти пристанище мирской славе и самонадеянности, проистекающей от нее? Вся суетная слава исчезает в глубине Твоего суждения обо мне.

4. Что есть всякая плоть в Твоих глазах? Разве может глина превознестись перед горшечником?[79] Разве может превозноситься в суесловии тот, чье сердце поистине покорно Богу? Целый мир не в силах обмануть того, кто подчинил себя истине, и никакие хвалебные речи не смогут ввести в заблуждение того, кто во всем уповает на Бога. Те, кто обольщает и суетно хвалит – ничто и обречены на исчезновение, как и звуки их слов. А истина Господня пребывает во веки.[80]

Глава XV

О том, как следует себя держать и что говорить в тех случаях, когда охватывают тебя желания и ты не знаешь, хороши они или плохи

1. Сын Мой, если не знаешь, как поступить, всегда говори так: пускай свершится то, что Тебе будет угодно, Господи. Пусть все исполнится во имя Твое и во славу Твою. Господи, если Ты полагаешь, что это благодатно и полезно для меня, тогда даруй мне, во славу Твою, то, чего я желаю. Но если Ты знаешь, что это будет мне во вред и не послужит ко спасению моей души, отними у меня это желание.

Ведь не все желания проистекают от Духа Святого, даже если они кажутся нам праведными и законными. Трудно правильно рассудить, добрый или злой дух побуждает тебя желать того или другого, или же ты побуждаем своим собственным духом. Многие из тех, кому казалось вначале, что они ведомы добрым духом, затем оказывались жестоко обманутыми.

2. Итак, следует всегда желать чего-либо со страхом Божиим и сердечным смирением и вопрошать себя, насколько хороши те желания, которые приходят тебе на ум. Но главное – следует отречься от себя, вверить себя полностью Богу и сказать так: Господи, Ты знаешь, что для меня лучше, сделай так, как Тебе угодно. Даруй мне то, что хочешь, сколько хочешь и когда захочешь. Поступай со мной так, как посчитаешь нужным, как Тебе будет угодно и как подобает для умножения славы Твоей. Помести меня там, где пожелаешь, и твори со мной все по воле Твоей. Я в руках Твоих, лепи меня. Вот я, раб Твой, готовый ко всему, ибо я желаю жить не для себя, а для Тебя. О, как хотелось бы мне жить достойно и совершенно!

Молитва
о том, чтобы свершилась благая воля Божья

Ниспошли мне, Иисусе милосердный и кроткий, благодать Твою! Да пребудет эта благодать со мною, да будет эта благодать мне в помощь, да останется она со мной до конца! Даруй мне благо всегда желать и хотеть того, что Тебе наиболее приятно и отрадно. Пусть Твоя воля станет моей волей, и пусть моя воля всегда следует Твоей, и пусть моя воля во всем согласуется с Твоею. Пусть всякое мое желание и нежелание будут совпадать с Твоими, и пусть я смогу желать только того, чего желаешь Ты, и не желать того, чего и Ты не желаешь.

Даруй мне благо всецело отрешиться от всего того, что есть в этом мире, и пусть меня презирают из-за любви к Тебе, и пусть я буду предан забвению в этом мире. Даруй мне то, что желаемо превыше всех иных желаний – сделай так, чтобы я нашел успокоение в Тебе и умиротворил свое сердце в Тебе. Ведь Ты – истинный мир для сердца моего, Ты – единственное мое успокоение. Без Тебя – все горестно и полно смятения. Пусть найду я успокоение в Тебе Едином, Наивысшем и Вечном Благе и в истинном Спокойствии. Да будет так.

Глава XVI

О том, что следует искать утешение только в Боге

1. Все, о чем могу помыслить или пожелать для своего утешения, я ожидаю получить не в этой жизни, а после нее. Даже если бы я имел все утешения мира и мог наслаждаться всеми его радостями, я слишком хорошо знаю, что все это не могло бы долго продлиться. Как видишь, душа моя, полного утешения и совершенного блаженства тебе не достичь ни в чем, кроме как в Боге, Утешителе страждущих и Прибежище смиренных. Подожди немного, душа моя, подожди обещанного Богом, и получишь изобилие всяческих благ на небесах. Если же будешь чрезмерно желать благ преходящих, потеряешь вечные. Оставляй все преходящее для временных нужд, а вечное пускай будет твоим заветным желанием. Душа моя, ты не можешь насытиться никаким преходящим благом, ибо ты не сотворена для преходящего.

2. Даже если бы ты, душа моя, имела все блага, когда-либо сотворенные, ты не могла бы быть полностью счастливой и блаженной; блаженство и счастье заключаются только в Боге, Сотворившем все. И это не то счастье, которого желают и которое восхваляют безрассудные почитатели этого мира, а то, которого чают добрые и верные слуги Христовы и которого иногда вкушают в этом мире люди духовные и чистые сердцем, чья истинная жизнь на небесах.[81] Всякое человеческое утешение суетно и недолговечно. Блаженно и подлинно то утешение, которое Истина позволяет нам ощутить изнутри. Человек благоговейный всегда носит в себе Утешителя своего, Иисуса, которому он говорит так: будь со мной, Господи Иисусе, везде и всегда. Пусть будет мне утешением то, что по моему собственному желанию я буду лишен всякого утешения человеческого, и если мне не будет (сейчас) утешения от Тебя, пусть воля Твоя и правый суд Твой станут мне высшим утешением, ибо щедр и милостив Господь, долготерпив и многомилостив. Не до конца гневается, и не во век негодует.[82]

Глава XVII

О том, что всякое дело следует вверять Богу

1. Сын Мой, отдай себя на волю Мою, ведь Я знаю, что будет для тебя самым нужным и полезным. (Не забывай, что) ты мыслишь как человек и оцениваешь многое так, как подсказывают тебе человеческие чувства.

2. Господи, истинны эти слова Твои. Твое попечение обо мне много больше, чем любая забота, которую я мог бы проявить о себе. Тот же, кто не вверяет себя полностью Богу, подвергается огромной опасности. Посему, Господи, сделай так, чтобы воля моя пребывала твердо и истинно в Тебе, и делай со мной все, что Тебе будет благоугодно, и (знаю я): что бы Ты со мною ни сделал, это будет только во благо. Если пожелаешь Ты, чтобы я прозябал во мраке, я буду благословлять Тебя, и если пожелаешь, чтобы я озарен был светом, я тоже буду благословлять Тебя; если Ты соблаговолишь дать мне утешение, я буду благословлять Тебя, и если подвергнешь меня испытаниям, и тогда тоже я буду благословлять Тебя.

3. Сын Мой, вот как тебе следует поступать, если хочешь прийти ко Мне. Ты должен быть готов как радоваться, так и страдать. Ты должен быть готов с такою же охотою пребывать в нужде и скудости, как и в богатстве и изобилии.

4. Господи, ради Тебя я буду терпеть все, что Тебе будет угодно, чтобы со мной произошло. От Тебя я желаю принять и хорошее и дурное, и сладостное и горькое, и радостное и печальное, и я буду воздавать Тебе хвалу за все, что бы со мной ни произошло. Огради меня, Господи, от всякого греха, и не буду я бояться ни смерти, ни ада. Не отвергай меня навечно, Господи, не вычеркивай меня из книги жизни (истинной), и какие бы бедствия на меня ни обрушивались, я не буду скорбеть.

Глава XVIII

О том, что, по примеру Христову, следует терпеливо переносить временные бедствия

1. Сын Мой, Я сошел с небес ради твоего спасения. Я взял на Себя бедствия и муки твои по любви, а не по необходимости с тем, чтобы ты научился терпению и переносил временные напасти и страдания безропотно. С той минуты, как Я пришел в этот мир, и до тех пор, когда ушел из него на кресте, непрестанно терпел Я страдания и лишен был мирских благ. Часто Меня подвергали поношениям, но всяческие унижения и оскорбления Я переносил с кротостью. Я смиренно принимал неблагодарность за свои благодеяния, хуление за чудеса и укоризны за Свое учение.

2. Господи, если Ты терпеливо сносил превратности земной жизни, исполняя тем самым волю Отца Своего, будет правильно, если и я, жалкий грешник, стану, по воле Твоей, терпеть и нести столь долго, сколько Ты сочтешь нужным, бремя тленной жизни, дабы, (в конце концов), достичь спасения. Ибо хотя жизнь эта земная тягостна, благодать Твоя делает ее достойной (того, чтобы ее прожить), и благодаря Твоему примеру и примеру святых Твоих она стала более светлой и более переносимой для тех, кто слаб. И в ней больше утешений, чем было во времена Завета Ветхого, когда врата небесные были затворены, и путь туда казался более темен, и так мало было желавших искать Царствия Небесного; но даже и те, кто был праведен и достоин спасения, не могли войти в Царствие Небесное до тех пор, пока не свершились Твои муки и пока не был дан дар Твоей священной смерти.

3. О, сколь много восхвалений я должен возносить Тебе, чтобы Ты соблаговолил указать мне и всем верным Тебе путь истинный и прямой к Твоему Вечному Царству! Жизнь Твоя – это наш путь, и через святое терпение мы идем к Тебе, Который все венчает. Если бы Ты не шел впереди нас и не учил бы нас, то кто решился бы идти этим путем? Увы! Столько людей оставалось бы далеко позади, в растерянности, если бы не имели перед собой пресветлый пример, который Ты явил. Но хотя мы столько слышали о чудесах и об учении Твоем, остаемся мы нерадивыми; а что же было бы, если бы у нас не было такого великого света, за которым можно следовать?

Глава XIX

О терпеливом перенесении оскорблений и поношений, и о том, кто воистину терпелив

1. Что ропщешь ты, сын Мой? Подумай о Моих муках и муках святых и оставь роптание и жалобы. Ведь ты еще не до крови сражался[83] и страдал столь мало по сравнению с теми, кому поистине довелось немало претерпеть, кто подвергался величайшим искушениям и тяжким напастям, был всячески испробован и испытан. Тебе следует зримо представить себе (всё) самое тяжкое, что другим пришлось выстрадать, чтобы легче переносить тебе свои тяготы, хотя они далеко не столь тяжелы. Если же, несмотря на это, они не покажутся более легкими, подумай, не твоя ли нетерпеливость этому виной. Однако каковы бы ни были твои беды, большие они или малые, старайся переносить их с терпением.

2. Чем больше твоя готовность переносить все напасти терпеливо, тем благоразумнее ты поступаешь и тем большей похвалы заслуживаешь. Чем усерднее будешь себя готовить к перенесению страданий, укрепляя стойкость духа и привычку к терпению, тем легче тебе будет с ними справляться. Не говори себе никогда: не могу я сносить такое от этого человека; или: такое не должен я сносить, ибо тот человек причинил мне зло и обвиняет меня в том, чего у меня и в мыслях никогда не было; от кого-либо другого я готов претерпеть все, что потребуется, если я увижу, что в этом есть нужда. Неразумно и опрометчиво поступает тот, кто размышляет о людях и об оскорблениях, ими нанесенных, и забывает о добродетели терпения и о Том, Кто за нее награждает венцом.

3. Тот, кто хочет терпеть лишь в той мере, которую он сам себе определит, и только от того, кого он сам себе изберет, не может быть назван истинно терпеливым. Истинно терпеливому должно быть все равно, кто испытывает его терпение: стоящий выше, равный или стоящий ниже; добрый, праведный или злой и недостойный; кто бы ни подвергал истинно терпеливого испытанию, в какое бы время и сколько бы раз это ни происходило, он принимает все как должное и считает для себя немалым приобретением, ибо если страдания переносятся ради Бога, Бог воздаст за все по заслугам.

4. Будь же готов сражаться, если хочешь победить. Нельзя без сражения получить венец страстотерпца. Если же не хочешь терпеть, то и венца не удостоишься. А если желаешь этого венца, сражайся мужественно, сноси все терпеливо. Отдохновения не бывает без трудов и победы – без сражения.

5. Господи, сделай, благодатью Твоей, возможным то, что мне кажется невозможным в этом мире. Ты же знаешь, сколь мало во мне терпения, сколь быстро я отступаю, когда подвергаюсь испытанию. Сделай так, чтобы любые беды и напасти стали мне, во имя Твое, угодны и желанны, ибо страдать и подвергаться страданию ради Тебя полезно для спасения моей души.

Глава XX

О том, что следует признаваться и исповедоваться в своих слабостях и недостатках, а также о бедствиях этой жизни

1. Я признаюсь во всем том, что во мне неправедного, и исповедаюсь Тебе, Господи, в слабостях и недостатках своих. Часто и совсем малое печалит меня и приводит в отчаяние. Я намереваюсь быть стойким, но стоит появиться и малому искушению, как я тут же ввергаюсь в уныние и муки. Иногда нечто совсем ничтожное вызывает тяжкое искушение. Бывает также, что едва начинаю чувствовать хоть немного уверенности в себе и уже не предвижу никакой угрозы, как вдруг обнаруживаю, что чуть не поддался наипростейшему искушению.

2. Видишь, Господи, мое убожество и мою слабость, о которых Ты знаешь все. Смилуйся надо мной, Господи, извлеки меня из тины, чтобы не погрязнуть мне[84] и не сгинуть мне окончательно. То, что я так легко отчаиваюсь и так бессилен противиться страстям, меня часто мучает и заставляет устыдиться перед Тобою. То, что не могу я усмирить своих страстей, и то, что они не перестают одолевать меня, меня угнетает и терзает, и постыло мне жить изо дня в день в таких борениях. И то, что пагубные мечты продолжают вторгаться в мои мысли с легкостью значительно большей, чем покидать их, заставляет меня еще глубже осознать свою слабость.

3. О могущественный Боже Израилев, Ревнитель душ верных, взгляни, молю Тебя, на труды и боли раба Твоего и помоги ему достичь того, к чему он стремится! Укрепи меня силою небесною, чтобы извечный враг (рода человеческого) и жалкая плоть моя, которая еще не полностью подчинена духу и с которой придется сражаться до последнего вздоха в этой бедственной жизни, не могли меня осилить. Увы, в этой жизни не прекращаются бедствия и несчастья, на каждом шагу подстерегает ловушка или враг. Едва кончается одна беда, одно искушение, как начинаются новые; одно сражение еще не окончено, а уже подступают другие, такие, каких и не ждешь.

4. Как же возможно возлюбить такую жизнь, которая наполнена столь большой горечью и столь подвержена несчастьям и бедствиям? И как вообще возможно назвать жизнью то, что переполнено смертями и тленом? И несмотря на это, многие ее любят и стремятся найти в ней усладу. Земной мир часто бранят за то, что он обманчив и суетен, но при этом не хотят оставлять его, потому что пристрастия плоти слишком сильны. Одни вещи побуждают любить этот мир, другие – презирать его. Желания плоти, желания очей и гордость житейская побуждают нас любить этот мир, но бедствия и страдания, которые идут следом за нашими желаниями, порождают ненависть к миру, тоску и утомление от него.

5. Но увы, неправедные утехи увлекают дух, преданный этому миру, и ему кажется, что сладостно жить, предаваясь чувственным наслаждениям, ибо не вкусил он ни той сладостности, которая в Боге, ни внутреннего восторга добродетели. Но те, кто полностью презирают мир и стремятся жить для Бога в святом послушании, хорошо знают, что такое сладостность Божественная, обещанная тем, кто воистину отказался от всего в этом мире, и ясно видят, сколь глубоко заблуждается этот мир и сколь разными способами вводит себя в заблуждение.

Глава XXI

О том, что следует ставить успокоение в Боге превыше всех благ и благодатей

1. Душа моя, да будет для тебя успокоение в Боге превыше всего остального, ибо в Нем вечное успокоение святых.

Даруй мне, сладостнейший и возлюбленный Иисусе, благодать успокоения в Тебе, которая превыше всего созданного, превыше телесного здоровья, превыше любой славы и любых почестей, превыше любой власти и любого величия, превыше любого знания и любой проницательности (ума), превыше любого богатства и любого искусства, превыше любой радости и любого ликования, превыше любых похвал и восхвалений, превыше любой услады и любого утешения, превыше любой надежды и любого обещания, превыше любых заслуг и любых желаний, превыше любых даров и вознаграждений, которые Ты только можешь дать и которыми можешь наделять, превыше любого торжества и любого праздника, который душа может воспринять и испытать, и, наконец, превыше всех ангелов и всего небесного воинства, превыше всего видимого и невидимого и превыше всего того, кроме Тебя, мой Боже!

2. Ибо Ты, Господи Боже мой, превыше всего, Ты Всевышний, Ты Всемогущий, Ты Bсe-Наполняющий и Ни-От-Чего-Не-Зависящий, Ты Сладостнейший и Всеутешающий, Ты Самый Благолепный и Самый Наилюбезный, Ты Самый Величественный и Самый Преславный, Ты Один во всем этом превыше всего, в Тебе собраны все блага, которые были, есть и пребудут вечно. Поэтому все, что Ты мне даешь, кроме Себя Самого, все то, что мне открываешь о Себе, все то, что Ты мне обещаешь, для меня мало и недостаточно, если я не смогу полностью узреть и достичь Тебя. Никак не может сердце мое достичь ни истинного успокоения, ни полного ублаготворения, если оно не успокоится в Тебе и не вознесется выше всех Твоих даров и всех Твоих творений.

3. О Иисус Христос, Повелитель мой Возлюбленный, Любовь чистейшая, Властитель всего сотворенного! Кто даст мне крылья истинной свободы, чтобы взлететь и почить в Тебе? О, когда мне будет дано освободиться от всего обременяющего меня и осознать наконец, сколь сладостен Ты? О Господи Боже мой, когда же полностью растворюсь в Тебе, так, чтобы благодаря силе Твоей любви я перестал ощущать себя, но неведомым образом превыше всякого чувства ощущал только Тебя? Ныне же я вздыхаю часто и страдаю от своих несчастий, ибо в этой юдоли горести и печали меня одолевают многие напасти, которые обступают меня со всех сторон, загораживают свет, мешают, отвлекают, соблазняют, смущают и препятствуют тому, чтобы я мог видеть ясный путь к Тебе, чтобы я ощутил сладостные объятия Твои, которые всегда раскрыты для тех, кто имеет дух блаженный. Молю Тебя, снизойди и услышь вздохи мои, узри великую безутешность мою на этой земле!

4. О Иисусе, сияние вечной славы, утешение странствующей души, уста мои сомкнуты, и к Тебе вопиет мое молчание. Долго ли еще, Господь мой, Ты будешь медлить с приходом? Приди к Своему бедному ничтожному рабу и наполни его радостью! Простри длань Свою и избавь этого несчастного от скорби и страдания! Приходи, приходи, молю Тебя, ибо без Тебя нет мне радости ни на миг! Ты радость моя, и без Тебя все пусто для меня! Я жалок и несчастен, и буду я пребывать, будто в темнице, в тяжелых оковах до тех пор, пока Ты не явишь мне лик Свой неизменно благостный, и не освободишь меня, и светом Своего присутствия не дашь мне радость!

5. Пусть другие ищут вместо Тебя все, что им угодно, я же ничего не желаю и желать никогда не буду, кроме Тебя, Боже мой, надежда моя, упование мое и вечное спасение. Не смолкну я и не оставлю молитв своих до тех пор, пока не возвратится ко мне благодать Твоя и пока не скажешь Ты мне в душе моей: смотри, Я пришел к Тебе, ибо ты призывал Меня!

Слезы твои и порыв души твоей, смирение твое и раскаяние сердца твоего призвали Меня и привели к тебе.

6. А я скажу: Господи, я призывал Тебя! Дай мне радость Твоего присутствия! Готов я отказаться от всего (в этом мире) ради Тебя! Ты побудил меня к тому, чтобы я искал Тебя, благословенный Господи! Ты даровал столько благодати рабу Своему из неиссякаемой милости Твоей!

7. Что еще может сказать раб Твой в присутствии Твоем, кроме того, что будет смиряться он перед Тобою великим смирением, всегда памятуя о том, насколько он жалок и насколько погряз в пороках? Ничто не сравнится с Тобой во всем великолепии земном и небесном. Благословенны дела Твои, Господи, справедлив суд Твой! Все управляется промыслом Твоим. Хвала Тебе и слава, о Премудрость Отца! Вовеки Тебя благословляют и возносят хвалу Тебе уста мои, душа моя и все, что сотворено (Тобою)!

Глава XXII

О том, что следует постоянно вспоминать о бесчисленных благодеяниях Божьих

1. Открой, Господи, сердце мое для восприятия закона Твоего и научи меня следовать заповедям Твоим. Дай мне благодать понимать волю Твою и вспоминать, с великим благоговением и должным размышлением, о Твоих благодеяниях, как обо всех вообще, так и (о тех, которые были дарованы мне), и буду воздавать Тебе хвалу за все снова и снова. Но все же я знаю и признаю, что не могу возблагодарить Тебя как должно даже и за наименьшую из дарованных Тобой благодатей. Недостоин я ни одного из тех благ, которых я удостоился, а когда я думаю о Твоем великолепии, в его величественности растворяется мой дух.

2. Все, что есть у нас и в душе, и в теле, все, чем обладаем мы и внутренне, и внешне, естественным образом и сверхъестественным, – все это Твои благодеяния, и все это являет Тебя как Благодетеля милостивого и щедрого, от Которого мы приняли все наши блага. И если один получил меньше, а другой больше, все равно все полученное – от Тебя, и без Тебя не получить и самого малого. Тот, кто получил больше, не вправе ни хвалиться, что получено это благодаря его достоинствам, ни превозноситься перед другими, ни унижать тех, кто имеет меньше, ибо самый великий и самый наилучший – это тот, кто является самым смиренным и самым благоговейным в возблагодарении и приписывает себе меньше всего, а тот, кто себя считает самым ничтожным, более всего достоин получить самую большую благодать.

3. Тот, кто получил меньше, не должен ни печалиться, ни роптать, ни завидовать получившему больше, но должен возносить к Тебе помыслы свои и хвалу свою за то, что Ты так изобильно, с такою любовью, не требуя ничего взамен и невзирая на лица расточаешь щедроты Свои. Все исходит от Тебя, и посему во всем следует воздавать Тебе хвалу. А Ты ведаешь, что нужно воздавать каждому, и нам не дано знать, почему один получает больше, а другой меньше, и только Тебе определять меру заслуг каждого.

4. Вот почему, Господи Боже мой, я считаю для себя благом не иметь многого из того, что во внешнем мире и между людьми может приносить славу и хвалу. И если человек осознает, насколько он лишен всяческих благ и насколько унижен он, то ему не следует этим тяготиться, об этом печалиться или от этого приходить в отчаяние, а следует видеть в этом утешение и большую радость, ибо Ты, Боже, приближаешь к Себе обделенных, смиренных и презираемых в дольнем мире. Сами апостолы Твои свидетели сему, ибо поставил Ты их князьями по всей земле.[85] Пребывая в этом мире, они не жаловались и не роптали; они были настолько смиренны и просты, настолько лишены какой бы то ни было злобы и хитрости, что лишь радовались, когда за Тебя подвергались поношениям, и устремлялись с великой охотой к тому, от чего мир отвращается с ужасом.

5. Того, кто любит Тебя и умеет ценить Твои благодеяния, ничто не должно радовать больше, чем свершение воли Твоей в любящем Тебя и восхищение от извечно предустановленного Твоего благоволения, и это должно приносить такое утешение и удовлетворение, что любящий Тебя будет с охотой стремиться быть самым незаметным, подобно тому как некоторые стремятся быть самыми значительными, и будет кротко и безропотно пребывать в самом униженном положении, подобно тому как другие желают быть превыше всех, и с большой радостью захочет оставаться презренным и униженным, безвестным и ничтожным, подобно тому как другие хотят быть почитаемыми и возвеличиваемыми. Ибо воля Твоя и стремление быть в чести у Тебя должны быть превыше всего и утешать я радовать больше, чем все блага, которые уже даны, или любые другие, которые могут быть даны.

Глава XXIII

О четырех способах достижения великого мира и спокойствия

1. Сын Мой, покажу тебе теперь путь к миру и спокойствию и к истинной свободе.

2. Сделай, Господи, так, как говоришь. Радостно мне слышать слово Твое!

3. Старайся, сын Мой, исполнить волю других больше, чем свою. Если хочешь обладать чем-то, выбирай то, что меньше, а не то, что больше. Ищи всегда самого униженного места для себя, чтобы всем остальным быть впереди тебя. Желай всегда того, чтобы воля Божия в тебе исполнилась в полноте своей, и молись об этом. Тот, кто будет поступать так, обретет мир и успокоение.

4. Господи, хоть и кратка речь Твоя, но содержит в себе великое совершенство, исполненное разума и изобильное плодами. И если бы я смог верно следовать изреченному Тобой, душа моя не впадала бы так легко в беспокойство. Всякий раз, когда я чувствую себя обеспокоенным и раздосадованным, я обнаруживаю, что не исполнял должным образом поведанного мне (Тобою). Но Ты все можешь, и Ты всегда печешься о совершенствовании душевном, расширь же во мне благодать Твою, чтобы я мог исполнить слово Твое и обрести спасение.

Молитва
против пагубных мыслей

Боже! не удаляйся от меня; Боже мой! поспеши на помощь мне![86] Посетили меня суетные мысли, и стали одолевать душу мою великие страхи. Как противиться им? Как остаться незатронутым ими?

Я, говорит Господь, пойду впереди тебя[87] и смирю гордецов этого мира. Я распахну двери темницы и открою тебе сокровенные таинства.[88]

Сделай, Господи, так, как Ты говоришь, и так, чтобы все недостойные и пагубные мысли исчезли по повелению Твоему. Только от Тебя я надеюсь получить утешение, когда одолевают меня напасти, только на Тебя могу уповать, только к Тебе могу взывать из глубины сердца своего и только от Тебя ждать утешения.

Молитва
о прояснении мыслей

Осияй меня, благой Иисус, сиянием внутреннего света и изгони весь мрак из сердца моего. Укроти мои безумные желания, изгони искушения, одолевающие меня! Встань на борьбу за меня Твоею силою мощною и отгони от меня мои прельстительные вожделения, которые, как звери хищные, преследуют меня! Пусть снизойдет мир на меня в Твоих благодеяниях, пусть раздадутся восхваления Тебе, исходящие из чистой совести, предназначенной Тобою быть святыми чертогами Твоими! Повели ветрам и бурям успокоиться, а морям утишиться, пусть воцарится великий мир и спокойствие.

Пошли свет Твой и истину Твою,[89] пусть воссияют они на земле, ибо пребывает она в пустоте духовной и суетности, пока Ты не прольешь на нее свет. Ороси землю росою небесною, наполни сердце мое благодатью Твоею, пролей воды благоговения и омой ими лицо земли, дабы произвела на плоды благие и отменные! Вознеси мысли мои, угнетенные бременем грехов, направь помыслы мои на небесное так, чтобы, вкусив сладостности небесной и небесного блаженства, отвратился я от помыслов о земном.

Вознеси меня силой Твоею, избавь меня от желания искать утешения в земном и в сотворенном, столь быстро преходящем, ибо не может ничто сотворенное принести мне полное утешение. Свяжи меня с Собою неразрывными узами возвышенной любви, ибо возлюбившие Тебя только в Тебе могут истинно раскрыть свою любовь, а без Тебя все суетно и никчемно.

Глава XXIV

О том, что не следует с любопытством всматриваться в жизнь других

1. Сын Мой, не будь любопытен и не проявляй суетного пристрастия к тому, что тебя не касается. Что тебе до того или до другого? Следуй лишь за Мной. Какое дело тебе до того, каков другой человек, до того, почему он говорит так или иначе? Тебе не нужно отвечать за других, ты должен будешь давать ответ сам за себя. Зачем же тебе вмешиваться в дела чужие? Я Один ведаю все обо всех людях и вижу все, что делается под солнцем, Я знаю, что происходит в душе каждого, знаю, о чем каждый человек думает, знаю, чего каждый хочет, знаю намерения каждого. Итак, тебе следует вверяться мне во всем. Ты же старайся пребывать в мире и спокойствии, и пусть суетливый и не в меру любопытный суетится и любопытствует, сколько ему угодно. Все, что он скажет или сделает, обратится против него самого, ибо никак Меня обмануть он не может.

2. Не стремись к тому, чтобы люди почитали тебя; всякое почитание, подобно тени, является и исчезает; не стремись к тому, чтобы добиться известности у многих; не стремись к тому, чтобы свести близкое знакомство с кем бы то ни было, ибо это отвлекает внимание (от высокого) и ведет к помрачению духа. Я с превеликой охотой обращался бы к тебе со словом Своим и открыл бы тебе сокровенные таинства, если бы ты должным образом готовился к тому часу, когда приду Я к тебе, и распахнул бы предо Мной врата сердца своего. Будь благоразумен, бодрствуй в молитвах[90] и во всем смиряй себя.

Глава XXV

О том, в чем заключается истинный мир и успокоение сердца, и от чего бывает истинная польза человеку

1. Сын Мой, Я говорил вам: мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам.[91] Все желают мира и спокойствия, но не все заботятся о том, чтобы достичь истинного мира. Мой мир и спокойствие со смиренными и кроткими сердцем. В долготерпении обретешь мир и ты. Если будешь внимать Мне и последуешь гласу Моему и тому, чему Я научаю, сможешь достичь истинного мира и успокоения.

2. Что же мне делать, Господи, чтобы достичь такого?

3. Следи за собой во всем, что говоришь и что делаешь, и пусть твоим единственным намерением будет поступать так, как угодно Мне, и ничего не желать, и ничего не искать, кроме Меня. Но о словах и делах других людей тебе следует отзываться осторожно. Не вмешивайся в то, что тебя не касается. Поступая так, ты можешь достичь такого состояния, когда тебя будут уже мало одолевать всякие беспокойства, а то и вовсе перестанут смущать тебя. Но в земной жизни нельзя достичь такого состояния, чтобы вообще никогда не чувствовать никакого беспокойства и никогда не испытывать мук телесных или душевных. Такое возможно лишь в состоянии вечного покоя. Не думай, однако, что если ты не испытываешь никаких огорчений и страданий, ты достиг истинного мира и спокойствия, что если никто ни в чем не противодействует тебе, то ты уже пребываешь в благости, что если все свершается так, как ты того хочешь, то ты уже достиг совершенства. И даже тогда, когда охватывает тебя великое благоговение или находишься ты в сладостном состоянии духа, не считай, что ты хоть в чем-то велик или что Бог возлюбил тебя особенно сильно. Не в этом познается истинно возлюбивший добродетель, и не в этом заключается совершенство человека.

4. В чем же, Господи?

5. А в том, чтобы отдавать сердце свое полностью на волю Бога и не искать ничего для себя ни в малом, ни в большом, ни во временном, но в вечном; чтобы в благополучии и в несчастье всегда восхвалять Бога, неизменно сохраняя верность Ему и все измеряя единою мерой (Божьей любви). Если тогда, когда отнимется у тебя внутреннее утешение, ты останешься столь тверд и стоек в надежде, что начнешь готовить свое сердце к новому испытанию, еще более тяжелому, чем прежде, и при этом не будешь думать, что не заслужил стольких страданий и столь многих бед, и не будешь мнить себя святым, вот тогда вступишь ты на истинный и правый путь, ведущий к миру и успокоению, и тогда сможешь с уверенностью надеяться, что в великой радости узришь лик Мой. А если достигнешь ты полного презрения к себе, знай, что тогда достигнешь такого преизобильного мира и успокоения, какие только возможны в этой земной юдоли.

Глава XXVI

О величии свободного духа и о том, что его можно достичь смиренною молитвою, а не чтением

1. Господи, суть совершенного человека такова, что он стремится к небесному, никогда не ослабевая духом в этом стремлении, и способен проходить среди множества забот, словно не замечая их, но не так, как это делает ленивый и беспутный, а (презирая заботы) благодаря свободе духа, который не привязывается ни к чему тварному безрассудной любовью.

2. Молю Тебя, Господи Боже мой, сохрани меня от забот этого мира, не допусти, чтобы я потворствовал нуждам своим телесным и чтобы овладела мною страсть к наслаждениям земным, оберегай от всяких напастей душевных, чтобы не одолели меня горести и не пал я духом. Но я молю быть избавленным не от того, чего стремится избегнуть здешний мир и суетность человеческая, а от тех напастей и бедствий, которые из-за проклятия нашей смертной природы тяготеют надо всеми нами, тяжким бременем ложатся на душу раба Твоего и мешают ему, сколь сильно бы он того ни желал, обрести свободу духа.

3. О Боже мой, сладость неизреченная, сделай так, чтобы горьким стало любое плотское утешение, которое уводит меня от любви к вечному и коварно обольщает видимостью сладостной радости. Молю Тебя, Боже, сделай так, чтобы не поддался я зовам плоти и крови, чтобы не обольстили меня этот мир и его столь краткие радости, чтобы не одолел меня дьявол и лукавство его. Даруй мне силу противостоять (всему этому), терпение переносить (все напасти), постоянство в стремлении (к небесному). Даруй мне неприятие всех земных утешений, даруй мне сладчайшее отдохновение Духа Твоего и вместо любви чувственной наполни меня любовью к имени Твоему святому.

4. Вижу я, что заботы о еде, питье, одежде и обо всем прочем, что служит поддержанию тела, тяготят дух, устремленный к Тебе. Даруй мне умеренность в пользовании всем тем, что необходимо для поддержания тела, и не допусти, чтобы охватили меня слишком сильные пристрастия. Ведь невозможно отвергнуть все земное вообще, ибо плоть в этой жизни нуждается в поддержании. Но святой закон запрещает стремиться к излишествам и к тому, что служит наслаждению, дабы не дерзнула плоть восставать против духа. Молю Тебя, о Господи, о том, чтобы вел Ты меня среди всех земных искусов и научал тому, чтобы не восхотел я какого-либо излишества.

Глава XXVII

О том, что любовь к самому себе более всего отдаляет от высшего блага

1. Сын Мой, тебе следует отдать все, (что имеешь в этой жизни), чтобы иметь все (в жизни вечной), и для себя ничего не оставлять. Знай, что любовь к самому себе вредит тебе больше всего в этом мире. Чем больше ты любишь что-либо в этом мире, тем больше ты к этому оказываешься привязан. Если твоя любовь чиста, проста и благонравна, ничто земное тебя не сможет пленить. Не стремись иметь то, чего тебе иметь не следует. Не имей того, что может мешать тебе и лишать внутренней свободы. Не странно ли, что ты не вверяешься Мне всем своим сердцем вместе со всем тем, что ты мог бы пожелать или иметь?

2. Зачем ты изводишь себя напрасной печалью? Зачем предаешься утомительным и тщетным заботам? Положись на волю Мою, и избегнешь всякой беды. Если занят ты суетными поисками того или другого (для себя) или же стремишься быть в том или другом месте для собственного удобства и для того, чтобы ублажить себя, никогда не достигнешь покоя и никогда не освободишься от суетных забот, ибо во всем, что ни возьми, непременно обнаружится какой-либо недостаток, и в любом месте найдется кто-нибудь, противоречащий тебе.

3. Итак, не то внешнее и преходящее, что собрал ты и накопил в избытке, послужит тебе (с истинной пользой), а то, что презрел и с корнем вырвал из сердца. Это в равной мере касается как накопленных денег и богатств, так и стремления к почестям и жажды суетной славы. Все это преходяще, как преходящ и сам этот мир. Нет такого места в этом мире, в котором ты укрылся бы от напастей, если нет в тебе духовного рвения. И мир, и покой, обретенные в этом мире, не продлятся долго, если ты лишен истинной и прочной духовной опоры, иными словами, если ты не сделаешь Меня своей духовной опорой. Ты можешь многое переменить для себя в этом мире, но сделать себя лучше, (чем ты был), не сможешь, ибо когда представится случай (вернуться к тому, от чего захотел когда-то избавиться), то искус воспользоваться им будет велик, и ты снова окажешься с тем, от чего бежал, или даже сверх того.

Молитва
об очищении сердца и о небесной мудрости

Укрепи меня, Боже, благодатью Духа Святого! Сделай так, чтобы добродетель укрепилась в душе моей, чтобы сердце мое очистилось ото всякой напрасной заботы и беспокойства, чтобы не терзали меня желания, увлекая то к низкому, то к приятному, но чтобы смотрел я на все земное как на преходящее и тленное и помнил, что я сам преходящ, ибо нет ничего вечного под солнцем, и все есть суета и томление духа.[92] О, как воистину мудр тот, кто понимает это!

Даруй мне, Господи, небесную мудрость, дабы научиться мне прежде всего искать и находить Тебя, Господи, к Тебе стремиться и любить Тебя превыше всего и принимать все устроенное по мудрости Твоей, как оно есть. Даруй мне благоразумие и осторожность, чтобы обходить стороной льстецов, и терпение, чтобы переносить нападки противников моих.

В том, чтобы устоять и против бранных, и против льстивых слов и не колебаться, словно тростник на ветру; в том, чтобы не поддаваться речам обольстительным, подобным пению сирен, призывающих, а затем губящих, заключена великая мудрость. Только так можно пройти весь путь, начатый добродетельно, до конца, пребывая в уверенности, что идешь верно.

Глава XXVIII

О том, как противостоять поношениям

1. Сын Мой, не принимай близко к сердцу, если кто-то думает о тебе дурно или говорит о тебе то, что тебе неприятно слышать. Ты сам о себе должен думать еще хуже и полагать, что никого нет хуже тебя. Если ты будешь обращен вовнутрь себя, не станешь обращать внимания на никчемные и пустые речи. Немалая мудрость заключена в том, чтобы молча сносить поношения, обращаясь ко Мне в сердце своем, и не беспокоиться о том, как о тебе судят люди.

2. Твой мир и спокойствие твое не должны зависеть от того, что говорят люди, ибо как бы они ни судили о делах твоих, хорошо или плохо, от этого не станешь ты другим человеком. В чем же истинная слава и истинное успокоение? Не во Мне ли? Тот, кто не стремится угодить другим людям и не боится вызвать их неудовольствие, сможет обрести мир и успокоение. Всякое беспокойство в сердце и смятение чувств проистекает от чрезмерных привязанностей и напрасных страхов.

Глава XXIX

О том, что, подвергаясь искушениям и напастям, следует взывать к Богу о помощи

1. Да будет благословенно имя Твое, Господи, во веки веков! Ведь Ты счел нужным, чтобы я подвергся искушениям и напастям! Не в моих силах избежать напастей, и поэтому не обойтись мне без Твоей помощи! Сделай так, Господи, чтобы напасти были мне во благо! Господи, вот ныне обрушилась на меня беда, тяжесть на сердце моем, мучает меня одна страсть. И что же мне теперь сказать, Отец Мой Возлюбленный? Со всех сторон окружают меня напасти: избавь меня от этого испытания! Приди на помощь, дабы прославилось имя Твое святое![93] И когда полностью смирюсь, то буду полностью освобожден Тобою. Да свершится по воле Твоей, Господи, избавление мое! Ведь что могу я, человек ничтожный, сделать и куда могу пойти без Тебя? Дай мне, Господи, и на этот раз терпение! Помоги мне, Боже мой, и не устрашит меня никакая напасть, как бы тяжела она ни была!

2. Что же сейчас, одолеваемый напастями, скажу? Господи, да будет воля Твоя. Значит, не заслужил я ничего иного, кроме одних лишь напастей, и должен я все переносить, и переносить терпеливо до тех пор, пока бури не минут и не придет успокоение. Но во всемогуществе Своем Ты, Господи, можешь избавить меня от искушения, охватившего меня, и укротить его жестокие приступы, дабы смог я устоять и не поддаться окончательно. Ведь Ты и прежде приходил ко мне на помощь! Ибо Бог – заступник мой, милующий меня.[94] И чем труднее мне переносить то, чему по воле Твоей Божественной я подвергаюсь, тем больше славы Тебе и тем легче придет мне избавление.

Глава XXX

О том, что следует испрашивать у Бога помощи и твердо верить в возвращение благодати Его

1. Сын Мой, Я есмь Господь, дающий силу в день скорби.[95] Взывай ко мне, когда тяжко тебе. Если ты не спешишь обратиться к молитве, то и небесное утешение не придет к тебе сразу. Часто прежде чем обратишь ты ко Мне горячую молитву, ищешь ты внешних утешений и отдохновений. Поэтому и получается так, что все старания твои напрасны, и так будет до тех пор, пока не поймешь, что Я есмь Тот, Кто дает избавление всем, уповающим на Меня, и что только во Мне обретешь спасительную помощь, мудрый совет и избавление от всякой напасти. Ныне же, пережив столько напастей, воспрянь духом, наполнись вновь силой от света милосердия Моего, ибо Я рядом с тобою, говорит тебе Господь, и готов не только вернуть тебе всю благодать, которую получил ты ранее, но и дать много более, изобильно и щедро.

2. Разве есть что-нибудь невозможное для Меня? Разве похож Я на того, кто обещает, но не делает? Где же вера твоя? Будь тверд и упорен, будь силен духом и смел, и утешение придет к тебе в свое время. Жди Меня, жди Меня, и Я приду и исцелю тебя. То, что терзает тебя – всего лишь искушение, а то, что пугает тебя – всего лишь напрасные страхи. Зачем тебе беспокоиться о том, что случится или не случится в будущем? Проку от этого никакого, а вот печаль твоя умножается. Итак, не заботься о завтрашнем дне, ибо и для дня нынешнего забот предостаточно.[96] Неразумно и бесполезно радоваться или печалиться о том, что, может быть, и вовсе не произойдет.

3. Но такова уж слабость человеческая – обольщать и обманывать себя мечтаниями; дух его слаб и немощен и легко поддается обольщениям врага извечного. А ведь дьяволу все равно, как добиться твоего падения, обольщая ли видимостью правды или обманывая скрытой ложью, прельщая ли любовью к земному или пугая страхами за будущее. Пусть же ничто не тревожит и не страшит твое сердце.[97] Веруй в Меня и уповай на милосердие Мое. Часто, когда тебе кажется, что Я удалился от тебя, как раз тогда Я всего ближе к тебе, а когда тебе кажется, что ты уже совсем погибаешь, как раз тогда ближе всего стоишь ты к тому, чтобы получить вознаграждение (от Меня). Оттого, что не все получается так, как тебе того хочется, не считай, что все потеряно.

Не поддавайся сиюминутному настроению, и какие бы напасти ни обрушились на тебя со всех сторон, не позволяй им овладеть собой и не думай, что пропала всякая надежда на избавление от них.

4. Не думай, что если Я позволил горестям охватить тебя или отнял у тебя столь желанное утешение, то Я совсем оставил тебя. Знай, что таков самый верный путь к Царствию Небесному. Без сомнения, и тебе, и всем прочим рабам Моим более идут на пользу испытания, нежели такой порядок вещей, при котором все идет так, как вам желательно. Мне ведомы все твои тайные мысли, и я знаю, что для твоего спасения нужно оставлять тебя без всякого душевного утешения, дабы успехи твои (на духовном поприще) и утешения (Мои) не дали тебе превознестись и возгордиться и дабы ты не стал любезен самому себе и не возомнил, что в тебе есть нечто, чего на самом деле в тебе нет. Я могу, по Своему изволению, отнять то, что Я дал ранее, а затем возвратить отнятое, когда посчитаю нужным.

5. Все, что Я даровал тебе, продолжает оставаться Моим, и когда Я отнимаю дар Свой, то не отнимаю у тебя ничего твоего, ибо всякое деяние Мое – благо, а всякий дар Мой – совершенен.[98] Если, по воле Моей, обрушатся на тебя беды и горести, не ропщи и не впадай в уныние, ведь Я могу тут же принести тебе облегчение и печаль твою обратить в радость. Но помни, что Я справедлив во всем, что бы ни делал, и за то, что поступаю с тобой так, достоин Я всяческого восхваления.

6. Если будешь судить обо всем по справедливости и рассматривать все, сообразовываясь с истиной, ты, подвергаясь напастям, никогда не станешь впадать в отчаяние и печаль, а будешь радоваться и воздавать Мне хвалу за то, что Я подвергаю тебя страданиям, и считать великим даром то, что Я не щажу тебя. Как возлюбил Меня Отец, так и Я возлюбил вас, говорил Я возлюбленным ученикам Своим, и отправил их (в мир) не для того, чтобы вкусили они радостей, а для того, чтобы подвергались они тяжким испытаниям, не для того, чтобы принимали почести, а для того, чтобы преданы были поруганию, не для того, чтобы пребывали в праздности, а для того, чтобы неустанно трудились, не для того, чтобы искали отдохновения, а для того, чтобы терпение и труд их приносили достойные плоды. Сын Мой, хорошо запомни эти слова.

Глава XXXI

О том, что следует презирать все созданное, чтобы найти Создателя

1. Господи, если суждено мне достичь такого места, где уже никто и ничто мне не сможет помешать (созерцать Тебя), мне понадобится великая благодать, ибо не смогу я свободно воспарить к Тебе, если не избавлюсь от груза (всего земного). Свободно парить желал и тот, кто говорил: кто дал бы мне крылья, как у голубя? я улетел бы и успокоился бы.[99] Есть ли что-либо более свободное, чем око, созерцающее лишь духовное? Есть ли кто-либо более свободный, чем тот, кто ничего земного не желает? Итак, следует подняться над всем тварным, всецело отрешиться от себя самого, взмывать умом и духом надо всем и узреть, что Ты, Создатель всего, во всем отличен от созданного Тобою. Тот, кто не отрешится полностью от всего тварного, не сможет свободно воспарить духом к небесному. Но поскольку лишь очень немногие умеют и хотят отстраниться вполне от всего тленного и преходящего, то немного находится и тех, кто отдают себя полностью созерцанию (духовного).

2. Требуется великая благодать для того, чтобы душа воспрянула и вознеслась над собою, и если человек не вознесется духом, не освободится от любви ко всякой тварности и не воссоединится полностью с Богом, все, что бы он ни знал и чем бы ни обладал, окажется тщетным. Долго придется довольствоваться крохами истинной добродетели и долго придется быть распластанным в дольнем тому, кому видится великое в чем-либо еще, кроме Единого, Единственного и Неповторимого, Необъятного и Вечного Блага. Все, кроме Бога, есть ничто. Ничто не достойно почитаться великим, кроме Бога, и все, кроме Бога, следует рассматривать как ничто. Без сомнения, существует огромное различие между умудренностью человека благоговейного и просветленного благодатью Божией и знаниями человека ученого и книжного червя. Учение, которое приходит свыше от Божественного наития, намного превосходит все, что приобретается усилиями ума человеческого.

3. Многие желали бы обладать даром созерцания, но они не хотят знать того, что требуется для созерцания. Помехой к достижению истинно религиозного созерцания служит то, что люди останавливаются на (созерцании) образов и вещей чувственных и забывают о полном умерщвлении (плоти). Не знаю, отчего случается так, какой дух ведет нас и чего мы стремимся достичь, но, называясь духовными людьми, мы почему-то посвящаем столько труда и стараний ничтожному и тленному, а о своем духовном и внутреннем мы так редко размышляем с должным вниманием и сосредоточением.

4. Увы! едва нам удается сосредоточиться (на духовном), как тут же начинаем снова обращаться ко внешнему и не рассматриваем дела свои строго, без попущения. Мы безрассудны в привязанностях, не сокрушаемся о том, что все в нас нечисто. Когда плоть извратила путь свой на земле,[100] тогда воспоследовал потоп великий. И если наши внутренние побуждения извратятся, то, по необходимости, деяния, которые воспоследуют, тоже будут извращены; они и покажут, сколь слабо в нас внутреннее рвение. Только из чистого сердца исходит плод благой жизни.

5. Спрашивают часто, кто сколько сделал, но значительно реже вопрошают, что же побуждало к действию, добродетелен ли был порыв. Любопытствуют, смел ли такой-то, богат ли, красив ли, искусен ли, хорошо ли пишет, отменно ли поет, старательно ли работает, но лишь немногие находят нужным узнать, нищ ли человек духом, терпелив ли, кроток ли, благочестив ли, обращен ли ко внутреннему. Естество человека обращено ко внешнему, благодать же обращается ко внутреннему. Естество человеческое часто обманывается, а благодать уповает на Бога, чтобы не позволить человеку впасть в заблуждение.

Глава XXXII

О том, что следует отрешиться от себя самого и изгнать из сердца все земные пристрастия

1. Сын Мой, ты никогда не достигнешь полной свободы, если не отречешься от самого себя. Все собственники и себялюбцы, все скупые и алчные, все суетнолюбопытствущие и праздношатающиеся, все гурманствующие и сибаритствующие, все отпадающие от Иисуса Христа закованы в кандалы (несвободы). Преходяще и тленно все то, что они создают, изобретают и придумывают, ведь все, что не от Бога, обречено на погибель. Запомни такие слова – в них совершенство мудрости – и следуй им: оставь все и обретешь все; оставь вожделения и обретешь покой. Держи эти слова постоянно в мыслях своих, размышляй над ними, и когда исполнишь их, поймешь, сколь истинны они.

2. Господи, в один день сего не исполнить, и следовать такому научению – дело не из легких. В словах этих заключено совершенство духовное.

Сын Мой, когда говорят о пути праведных и совершенных, слушай внимательно и не падай духом (от мысли, что тебе такое недоступно). Услышанное должно подвигнуть тебя на то, чтобы устремляться к высотам (духовного совершенства), или, по меньшей мере, должно пробудить в сердце твоем желание достичь такого совершенства. Угодно мне, чтобы ты достиг того состояния, в котором бы ты отрешился от себя и полностью подчинился бы воле того, кого Я поставил над тобою. Тогда бы ты был Мне весьма угоден и провел бы жизнь свою в радости и покое. Но от столь многого тебе еще нужно отрешиться, и если не сделаешь этого, не получишь того, чего просишь. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться,[101] иными словами, (тебе следует) приобрести Мудрость небесную, которая неизмеримо превосходит все, что ниже ее. Отринь от себя всякую мудрость земную и всяческое самодовольство, не удовлетворяйся ничем человеческим.

3. Внимай слову Моему: тебе следует отдавать все то, что почитается у людей ценным и значительным, и приобретать то, что кажется людям несущественным и даже ничтожным. Увы, многим людям истинная Мудрость небесная представляется ничтожной, пустой, тщетной и преданной забвению, но ведь Мудрость небесная не превозносится, не возвеличивается, не кичится. Многие проповедующие и восхваляющие ее на самом деле очень далеки от нее. А она – величайшая драгоценность, однако скрытая от многих.

Глава XXXIII

О непостоянстве сердца человеческого и о том, что только Бог должен быть нашей конечной целью

1. Сын Мой, не доверяй своим душевным настроениям и привязанностям – сегодня они одни, а завтра уже сменятся другими. Пока живешь, будешь, даже против своей воли, подвержен переменам настроений: тебя будет охватывать то радость, то печаль, то умиротворение, то беспокойство, то благоговение, то равнодушие, то прилежание, то леность, то рассудительность и степенность, то легкомыслие. Но мудрый и духовно просвещенный стоит выше всей этой переменчивости – его не заботит ни то, что он в себе ощущает, ни то, с какой стороны веет ветер перемен; всею душою он стремится к должному и вожделенному завершению (своей земной жизни). Его заботит лишь то, чтобы он мог, посреди всех жизненных треволнений, оставаться внутренне неизменным и невозмутимым и быть непрестанно обращенным ко Мне мысленным оком своим.

2. И чем чище будет око духовное твое, тем увереннее ты справишься со всеми бедами и напастями. Но часто, по многим причинам, око чистых устремлений замутняется и ослепляется: это происходит тогда, когда человек начинает обращать свой взор ко всему усладительному, что попадается на его пути, и редко встретишь человека, который не был бы озабочен поисками приятного и выгодного для себя. Подобным образом некогда Иудеи отправились в Вифанию к Марфе и Марии не только ради Иисуса, но чтобы видеть и Лазаря.[102] Итак, следует постоянно очищать око чистых устремлений, дабы оно, в чистоте и простоте, было обращено ко Мне, не искушаясь ничем из того, что между ним и Мною встать может.

Глава XXXIV

О том, что любящий Бога услаждается Богом во всем и превыше всего

1. О Господи Боже мой, Ты для меня все во всем. Чего же мне еще желать и какого еще блаженства восхотеть? Слова сии сладостны и приятны, но лишь для того, кто любит Слово Вечное, а не здешний мир и все, что в нем. Мой Бог, и в Нем для меня все – сказать так вполне достаточно для просто внимающего (Богу), но возлюбившего Его слова эти будут услаждать, сколько бы их ни повторяли. С Тобой, Боже, все дает радость, без Тебя – все вызывает уныние. Ты приносишь сердцу покой, великое успокоение и восторженную радость. Ты позволяешь все оценивать по достоинству и во всем воздавать Тебе хвалу; без Тебя ничто не может услаждать. Во всем том, что услаждает нас и радует, обязательно присутствует Твоя благодать, и во всем этом разлита Твоя премудрость.

2. Тот, кто находит усладу в Тебе, будет находить усладу во всем. А того, кто не видит услады в Тебе, что может усладить? Любящие же удовольствия мира сего и жаждущие телесных утех теряются и не могут постичь мудрости Твоей, ибо жизнь их наполнена суетностью, и (малая) мудрость их ведет их только к смерти. Те же, кто следует за Тобой, презрев мирское и умерщвляя плоть, являются поистине мудрыми, ибо, оставляя суету, они возносятся к истине и, отринув плоть, воспаряют к духу. Для них Бог – высшая услада; они восхваляют Бога за все то доброе, что находят в творениях Божьих. Но помни: между Творцом и сотворенным, между вечностью и мгновением, между Светом Вечным, несотворенным и светом преходящим, освещающим этот мир, разница великая.

3. О Свет, вечно Пребывающий, превосходящий все светила созданные, освети сиянием Своим, словно молнией ярчайшей, все глубины сердца моего! Очисти, возрадуй, осияй и пробуди душу мою силой Своею могучею, дабы прилепилась она к Тебе в радостном ликовании. О, когда же настанет тот блаженный и вожделенный миг, когда насытишь Ты меня Твоим присутствием и станешь для меня все во всем? До тех пор, пока не осчастливишь меня таким даром, радость моя не будет полной. Но увы мне – не изжил я еще в себе полностью все земное, не предал его распятию, не умертвил его окончательно, еще восстает оно против духа, еще велика его сила, сопротивляется оно еще во мне и не оставляет в покое царство души моей.

4. Но Ты, Господи, владычествующий над морями, укрощающий волны его, восстань и приди ко мне на помощь, рассей тех, кто ищет не мира, а войны, сломи воинственность их добродетелью Своею. Молю Тебя, яви величие Твое, и да прославится сила Твоя. Не на что мне уповать, Господи, негде мне искать убежища, кроме Тебя, Господи Боже мой.[103]

Глава XXXV

О том, что никто не огражден в этой жизни от искушений

1. Сын Мой, никогда в этой жизни не сможешь ты пребывать в уверенности, (что тебя не постигнут напасти), и не будешь никогда огражден от искушений. Посему, пока ты жив, тебе всегда будет требоваться броня духовная. Окружают тебя враги и со всех сторон подвергают тебя нападениям, и если не защищен ты надежным щитом терпения, недолго сможешь ты оставаться неуязвленным. И если ты не отдашь Мне все сердце свое без остатка, имея твердое намерение претерпеть все ради Меня, ты не сможешь вынести ярости схватки и не получишь того вознаграждения, которого заслужили Блаженные. Посему тебе должно противостоять всему мужественно и могучею десницею (духа) отражать всех, кто бы ни пошел на тебя приступом. Тот, кто побеждает, получит манну сокровенную,[104] а те, кто не рвутся к победе, будут оставлены в полном убожестве.

2. Если ищешь покоя в этой жизни, как можешь после этого достичь покоя вечного? Ищи не большого покоя, а большого терпения, ищи покоя истинного не на земле, а на небе, не среди людей и не в земном, а только в Боге. Ради любви к Богу должен ты радостно и охотно переносить все: труды и муки, искушения и притеснения, нужду и болезни, обиды и наговоры, поношения и унижения, поругание, осуждение и презрение – все это способствует приобретению добродетелей, укрепляет последователя Христова, все это вместе составляет корону небесную. Я воздам наградой вечной за краткий труд и славой за унижение преходящее.

3. Кажется, ты полагаешь, что духовные утешения будут по твоему желанию всегда оставаться при тебе? Но даже святые Мои не имели их постоянно: выпадали на их долю многие бедствия, подвергались они различным искушениям, постигали их великие скорби. Но переносили они все с терпением и более уповали на Бога, чем полагались на себя, ибо нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая явится в нас.[105] А ты хочешь сразу обрести то, чего многие достигли после слез обильных и трудов тяжких! Служи Господу, трудись ревностно, не падай никогда духом, не впадай в неверие, не отступай (от намеченного), но постоянно подвергай свое тело и душу свою испытаниям во славу Божию. Я воздам тебе за все преизобильно и буду с тобой во всех твоих горестях.

Глава XXXVI

Против суетных суждений человеческих

1. Сын Мой, утверди в Господе сердце свое и не бойся суждений человеческих, если совесть свидетельствует, что ты непорочен и полон благочестия. Претерпеть за это – благо и блаженство, и смиренному сердцу не будет тяжело, если оно уповает на Бога, а не полагается на себя. Большинство людей любят много говорить, и поэтому не следует придавать особого значения их словам. К тому же, (в словах и делах) невозможно угодить всем. Святой Апостол Павел стремился объединить все в согласии Божьем и стать всем для всех, (показывая путь к спасению), но, тем не менее, и ему пришлось подвергнуться, хоть и сносил он это терпеливо, поношениям и хуле.

2. Он много потрудился, не жалея сил своих, для спасения и в назидание людям, но, несмотря на это, и его хулили и презирали. И поэтому он полностью вверился Богу Всеведущему, терпением и смирением защищал он себя от злословия, от неразумных речей, вздора и нелепиц и от досужих измышлений. И все же иногда давал он (достойный) ответ, дабы его молчание не сеяло сомнений и не вызывало смущения в слабых и нестойких.

3. Как духовно немощен ты, если какой-то смертный может внушить тебе страх! Сегодня он есть, а завтра уж нет его. Бойся лишь гнева Господня, и никого из людей уже не устрашишься. Какой вред тебе может нанести человек своими словами и кознями? Себе он навредит больше, чем тебе, и кто бы он ни был, не избежать ему суда Божия. Ты же всегда думай о Боге и не пререкайся, когда подвергаешься поношениям. Если же тебе покажется, что не устоять тебе и что оскорбляют тебя незаслуженно, не возмущайся и не досадуй, дабы твое нетерпение не уменьшило заслуженного тобою воздаяния, а возведи очи к небесам и обратись ко Мне: силою Своею Я избавлю тебя от всех напастей и всех обид, и каждому воздам по делам его.[106]

Глава XXXVII

О том, что следует совершенно отрешиться от себя, дабы обрести свободу духа

1. Сын Мой, оставь себя, и найдешь Меня. Не выбирай то, что тебе выгодно, и, не имея ничего, всегда будешь в выигрыше. Как только ты вверишься Мне полностью и не будешь желать вернуть отданное, снизойдет на тебя обильная благодать.

2. Господи, сколько же раз мне от себя отрекаться и вверять себя Тебе, и в чем должно быть мое отрешение?

3. Отрекайся от себя всегда, каждое мгновение, во всем, в малом и великом. Не попустительствуй себе ни в чем, ибо угодно Мне, чтобы ты отрешился и избавился от всего, оставшись наг и гол. Как ты можешь стать вполне Моим и как хочешь, чтобы Я стал твоим, если ты внутренне и внешне не отрешишься от воли своей? И чем скорее ты это исполнишь, тем лучше для тебя, и чем искреннее и полнее ты будешь делать это, тем угоднее ты Мне будешь и тем больше приобретешь.

4. Некоторые действительно отрекаются от себя, но делают это лишь отчасти, оставляя что-то для себя, не вверяясь полностью Богу и продолжая заботиться об устроении дел своих. Другие поначалу полностью отдают себя Богу, но, подвергнувшись искушению, снова оборачиваются к себе и поэтому не преуспевают в добродетели. Такие люди не достигнут ни истинной чистоты сердца и истинной свободы духа, ни благодати сладостного общения со Мной. Им следует полностью отрешиться от себя и приносить себя постоянно в жертву Богу, без чего не может состояться и не может поддерживаться живительное единение с Богом.

5. Много раз Я уже говорил тебе, и скажу еще раз: оставь себя, покорись без остатка (воле Моей), и на радость тебе наполнит тебя внутренний мир и успокоение. Отдай все, чтобы получить все; не ищи для себя ничего, ничего для себя не требуй, устремляйся ко Мне постоянно и без колебаний, и обретешь Меня, Бога твоего. Если ты будешь свободен в сердце своем, никакая тьма не одолеет тебя. Приложи все усилия, молись, желай всеобъемлющим желанием того, чтобы отринуть от себя все, принадлежащее тебе на земле, и, сбросив с себя все земное, последовать за Христом Иисусом, восшедшим нагим на крест. Если умрешь ты для себя, для Меня будешь жить вечно. Все пустые мечтания, все ничтожные тревоги, все напрасные заботы исчезнут, чрезмерные страхи отступят и пагубные пристрастия оставят тебя.

Глава XXXVIII

О том, как следует поступать в мире внешнем и прибегать к помощи Бога в опасностях

1. Сын Мой, тебе следует неустанно стремиться к тому, чтобы какое бы место ты ни занимал в этом мире, что бы ты ни делал, ты оставался внутренне свободен и сам собою внутренне распоряжался, чтобы все от мира сего было в подчинении у тебя, а не ты в подчинении у мира, чтобы ты управлял делами своими, а не они тобою, как рабом или наемником. Ты должен воистину стать освобожденным Израилем, достичь свободы чад Божиих, возвышающихся над нынешним и помышляющих о вечном, одним оком взирающих на земное, а другим на небесное; тебя не должны привлекать преходящие блага, и не должен ты к ним прилепляться, а должен ты привлекать все к праведному служению, как то предопределено и предустановлено Богом, Который во всем сотворенном Им не оставил ничего неустроенного.

2. Если во всем том, что постигает тебя, ты не останавливаешься на внешнем и если взираешь ты на все видимое не только телесными очами, но по всякому поводу входишь в храм души своей, подобно Моисею, входящему в Святилище испрашивать совета у Господа, вновь и вновь услышишь ты ответ Божественный и получишь наставление о настоящем и о будущем. Моисей же всегда отправлялся в святилище вопросить (Господа) и разрешить сомнения; он искал в молитве помощи и облегчения от опасностей и злобы человеческой. Так и ты должен удаляться в тайную храмину сердца своего и там истово молить Бога о помощи. Иисус Навин и сыны Израилевы обмануты были Гаваонитянами, читаем мы в Писании, оттого, что не обратились вовремя за советом к Господу, а стали прислушиваться к льстивым речам и легко поддались обольщению ложным благочестием.

Глава XXXVIV

О том, что человек не должен быть слишком поспешным в делах своих

1. Сын Мой, вверяй Мне все, что касается тебя; я устрою все, как надлежит, в свое время. Терпеливо ожидай того, как Я все устрою, и увидишь, что во благо будет тебе твое терпение.

2. Господи, с радостью вверяю Тебе все дела свои, ибо мало пользы и от разумения моего, и от стараний моих. Если бы на то была моя воля, как бы мне хотелось не заботиться о том, что произойдет в будущем, и полностью отдаться на Твое благоизволение!

3. Сын Мой, часто случается, что человек с большой страстностью стремится достичь чего-то такого, чего очень желает, но когда, наконец он обретает желаемое, совсем иными глазами взирает на то, к чему столь сильно стремился, ибо так уж мы устроены, что чувства наши и пристрастия не могут долго оставаться неизменными, и непостоянство наше влечет нас то к одному, то к другому. Итак, совсем не просто от себя отрекаться, даже в малом.

4. Истинную пользу человеку приносит полное отречение от себя, и тот, кто отрекся от себя, приобретает свободу и уверенность. Но помни: исконный враг рода человеческого, противник всякой добродетели непрестанно, днем и ночью продолжает искушать человека, готовя коварные ловушки и выжидая случая обманом уловить неосторожного в свои сети. Бодрствуйте и молитесь, говорит Господь, чтобы не впасть в искушение; дух бодр, плоть же немощна.[107]

Глава XL

О том, что человек сам по себе не имеет никаких добродетелей, и нет в нем ничего, за что он мог бы восхвалять себя

1. Господи; что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его?[108] Чем заслужил человек благодать, которую Ты даруешь ему? Господи, на что я могу жаловаться, когда Ты оставляешь меня? И кого могу винить я в том, что не даешь Ты испрошенного мною? Вот могу помыслить и сказать так, и будет истина в том: Господи, я ничто, ничего нет во мне благого, ничего мне не удается, и что бы я ни делал, я низвергаюсь к ничтожеству. И если Ты не помогаешь мне, если Ты не научаешь меня внутренне, сразу (рвение мое духовное) остывает и охватывает меня безразличие.

2. Ты же, Господи, Один был, есть и будешь пребывать вовеки неизменным, всегда Благий, и Праведный, и Святый, вечно Творящий все праведно, свято и во благо, все устраивающий по Мудрости Своей. Я же, Господи, более склонен к тому, чтобы терять, а не приобретать, я никогда не пребываю в одном и том же (внутреннем) состоянии, меняясь и за час по семь раз кряду. Однако я тотчас изменюсь к лучшему, как только Ты соизволишь прийти ко мне на помощь. Ибо только Ты Один можешь укрепить меня настолько, что не буду я уже (внутренне) метаться от одного к другому и вверю сердце свое только Тебе, и в Тебе его оставлю почивать.

3. Вот почему, Господи, если бы я только смог отказаться от всех утешений человеческих, – либо для того, чтобы достичь благоговения, либо по необходимости, ибо нет человека, который мог бы меня утешить, к Тебе Одному обращаюсь я, – тогда по праву мог бы я уповать на Твое утешение и мог бы возрадоваться той благодати, которую бы Ты мне даровал.

4. Благодарение буду воздавать Тебе, Господи, от Которого проистекает всякое благо, за все, в чем достигаю я преуспеяния. Ведь я, Господи, столь суетен и ничтожен перед Тобою, непостоянен и слаб. За что же мне восславлять себя, как могу я желать быть восславлен другими? Неужели за то, что ничтожен я? Но ставить себе такое в заслугу – суета превыше всякой другой суеты. Воистину, тщеславие – тяжкое наказание, ибо отвлекает нас от подлинной славы и лишает небесной благодати. Когда человек доволен собою, он становится неугоден Тебе, а когда жаждет похвал человеческих, лишается он истинной добродетели.

5. Слава истинная и ликование святое в том, чтобы не себя, а Тебя восхвалять и имени Твоему возрадоваться, ничем тварным не восхищаться, а если и превозносить его, то лишь из любви к Тебе. Да прославится имя Твое, а не мое, да возвеличены будут дела Твои, а не мои; да благословится имя Твое святое и да не коснется меня никакая похвала человеческая. Ты, Господи, слава моя и радость сердца моего. В Тебе да будет радость моя и восхищение мое, денно и нощно, собою же не похвалюсь, разве только немощами моими.[109]

6. Пусть те, кто друг друга восхваляют, славы промеж себя и ищут, я же буду искать той славы, которая исходит только от Бога Единого. Вся слава человеческая, все почести земные, все высоконачалие мирское по сравнению со славою Твоею вечною есть великая суета и безумие. О Истина Божья, о Милосердие Божье, о Троица Всеблаженная! Тебе, Боже, Единому восхваление, и честь, и слава ныне и во веки веков! Аминь.

Глава XLI

О том, что следует презирать все преходящие почести

1. Сын Мой, не печалься и не завидуй, если видишь, что других превозносят и возвеличивают, а тебя презирают и унижают. Вознеси сердце свое ко Мне на небеса, и не будет печалить тебя презрение человеческое.

2. Господи, пребываем мы в слепоте (душевной) и так легко поддаемся суете, вводящей нас в заблуждение. Если пристально вглядываюсь в себя, вижу, что ни от одного создания Твоего не претерпел я никакой неправедной обиды, и воистину не на кого и не на что мне жаловаться.

3. Но из-за тяжких и частых прегрешений моих перед Тобою все сотворенное Тобою может по праву ополчаться против меня. Вполне справедливо и по заслугам моим воздают мне поношениями и презрением, Тебе же должно воздавать хвалу и честь. И если я не возжелаю всем сердцем, чтобы меня презирали все создания Твои, предавали забвению и почитали за ничтожество, не смогу я ни умиротвориться в душе своей, ни утвердиться, ни просветиться духом, ни полностью воссоединиться с Тобою.

Глава XLII

О том, что не следует искать мир и успокоение среди людей

1. Сын Мой, если будешь искать мира и успокоения в том, чтобы общаться с человеком, разделяющим твои взгляды, или жить с ним совместною жизнью, знай, что ожидают тебя лишь постоянные заботы и тревоги. Но если ты обратишься к поискам истины, вечно живой и неизменной, тебя не опечалит ни то, что друг твой может тебя покинуть, ни даже смерть его. Любовь, которую ты питаешь к другу своему, должна утверждаться во Мне, и ради Меня следует тебе любить того, кто показал себя добродетельным и кто стал тебе в той жизни дороже других. Дружба, в которой нет Меня, ничего не стоит, и долго такая дружба не устоит, и та любовь, которую не Я связую, не может быть истинной и чистой. В тебе всегда должны присутствовать готовность и желание лишиться всякого общения и общества людей, и посему следует тебе умертвить себя к чувствам тех, кого ты любишь. Чем ближе человек подходит к Богу, тем дальше он удаляется от всех земных утешений, и чем выше восходит к Богу, тем глубже погружается в себя и тем больше уничижается в своих собственных глазах.

2. Тот же, кто приписывает себе некие достоинства, возводит препятствие на пути Божьей благодати, ибо благодать Духа Святого всегда ищет сердца смиренного. Если бы ты сумел полностью уничтожить себя в себе и избавиться от любви и привязанностей земных, тогда бы Я пришел к тебе и одарил бы тебя преизобилием благодати. Когда отдаешься ты созерцанию чего-либо или кого-либо сотворенного, тогда отвлекаешься от созерцания Творца. Учись преодолевать себя во всем ради Создателя, и сможешь достичь Божественного знания. Сколь бы мало ни было то, что человек любит, но если это любовь к земному, она отдаляет от высшего блага и затемняет душу.

Глава XLIII

О том, что следует избегать суетных и мирских знаний

1. Сын Мой, не пленяйся красивыми, но коварными словами человеческими, ибо Царствие Божие не в слове, а в силе добродетели.[110] Внимай словам Моим, ибо слово Мое зажигает сердца, просвещает умы, побуждает к искреннему раскаянию и дает преизобильное утешение. Никогда не читай книги просто для того, чтобы почитали тебя ученым или мудрым, но учись умерщвлять пороки в себе: это пойдет тебе на пользу больше, чем изучение множества мудреных материй.

2. После того, как ты много прочел и много усвоил, тебе все равно необходимо вернуться к источнику всего, к Богу, который и есть начало всего, и Я есмь Тот, Кто людям дает знание, а младенцам и убогим – просветленное понимание, какого не получить от людей. Тот, к кому Я обращаюсь, быстро преисполняется мудрости и совершенствуется духовно. Горе тому, кто ищет у людей любопытных знаний и не удосуживается узнать, каков же путь служения Мне. Настанет время, когда приидет Иисус Христос, Учитель учителей, Господь ангелов и спросит каждого из нас, как исполняли научение Его, и проверит, что на совести у каждого. И затем каждая душа будет, как весь Иерусалим, по словам Писания, тщательно осмотрена и обшарена со светильником,[111] и то, что было сокрыто во мраке, станет явным, и слова наши сделаются ненужными.

3. Я есмь Тот, Кто в одно мгновение может возвысить душу, чтобы тотчас познала она смысл истины вечной; человеку же постичь этого не удастся и за десять лет непрестанного научения. Я же научаю без звука слов, без разноголосицы мнений, без велеречивости похвал, без состязательности доводов! Я есмь Тот, Кто научает презирать земное, испытывать отвращение ко всему преходящему, жаждать и искать вечного, избегать почестей, терпеливо сносить поношения, возлагать упование на Меня, устремляться только ко Мне и пламенно и превыше всего любить Меня.

4. Некто, возлюбив меня до глубины души своей и познав Божественное, стал изрекать дивные вещи; оставив все, он приобрел больше, чем (мог бы приобрести) ото всех премудростей человеческих. Но к одним я обращаюсь со словами, понятными всем, к другим же – сокровенным образом; одним Я являюсь, восхищая их знамениями и образами, а другим открываю многие таинства, высвечивая их светом сокровенным.

5. Все могут прочитать ученые книги, но не все поймут одинаково; Я есмь Тот, Кто научает истине изнутри, Кто видит все в глубинах сердец, Кто знает все мысли, Кто дает смысл всем деяниям, Кто воздает всем по достоинству каждого.

Глава XLIV

О том, что не следует обращать внимания на вещи внешние

1. Сын Мой, о многом тебе следует пребывать в незнании, полагая себя уже умершим на этой земле и воспринимая мир так, как будто весь он уже был распят. И многое следует пропускать мимо ушей, не вникая, и думать лишь о том, что наиболее важно для твоего внутреннего мира и спокойствия. Отводи взгляд свой от того, что противно тебе; для тебя полезнее не вступать в пререкания, а позволять каждому думать и чувствовать так, как он того хочет. Если уверенно стоишь ты на пути к Богу и принимаешь суд Его как должное, легче перенесешь поражения от людей.

2. О Господи, что же это с нами? Небольшую беду оплакиваем, за малой выгодой гоняемся или трудимся – не в меру, чтобы ее получить, а о том вреде, который можем нанести душе нашей, забываем, вспоминая о духовном лишь приуготовляясь ко сну. Мы проявляем внимание к тому, от чего мало пользы духовной, или нет ее вовсе, а мимо того, что воистину необходимо (для души нашей), мы проходим равнодушно и беспечно. А происходит это потому, что человек постоянно направлен к вещам внешним, и если он не опомнится и не обратится к своему внутреннему, то с радостью целиком погрузится во внешнее земное.

Глава XLV

О том, что не следует верить каждому человеку, и о том, насколько легко у человека вырываются недостойные слова

1. Господи, помоги мне в несчастьи, ибо напрасно ждать помощи от людей.[112] Сколько раз случалось, что я не находил верности там, где, как я думал, она была! И сколько раз я ее находил там, где меньше всего ожидал (ее) найти! Напрасны надежды найти верность человеческую, спасение же праведных в Тебе, Господи. Благословен будь, Господи, во всем, что с нами происходит. Немощны мы и непостоянны, легко изменяем самим себе и легко впадаем в заблуждение.

2. Где сыщется такой человек, который не приходил бы время от времени в замешательство или не был бы обманут, хоть и поступал благоразумно и осмотрительно? Но тот, кто на Тебя, Господи, полагается и ищет Тебя сердцем бесхитростным, не так легко сбивается (с пути истинного). А если все-таки и подвергнется какой-либо напасти, сколь тяжкой бы она ни была, Ты тотчас же придешь на помощь и подашь утешение, ведь окончательно Ты никогда не оставляешь того, кто уповает на Тебя. Редко случается иметь преданного друга, который оставался бы верным во всех превратностях судьбы. Ты же, Господи, Ты один верен всегда и во всем, (что бы ни случилось с уповающим на тебя), и нет друга лучшего, чем Ты.

3. О, сколь мудра была та святая душа, которая сказала: во Христе Иисусе утвердилась я и в Нем полагаю для себя первооснову. Если бы я мог сказать о себе то же самое, то страхи, которые этот мир и дела человеческие обычно вселяют в наши души, не беспокоили бы меня, и слова поношения не трогали бы меня. Но кто может все предвидеть? Кто может предотвратить грядущие беды? И если тяжко бывает переносить беды, которые предвидел, то насколько тяжелее оказываются несчастья, которые приходят нежданно? Но почему же тогда я, несчастный глупец, не попытался поразмышлять о том, что ожидает меня? Почему так легко поверил людям? Но все мы – человеки, слабые и бренные, хотя часто и почитаем, и называем себя ангелами. Кому же мне верить, Господи, кому, кроме Тебя? Ты – Истина, в которой не может быть обмана. И напротив – каждый человек лжив, немощен, непостоянен, двуличен и криводушен, особенно в речах своих; часто бывает так: кажется, что сказано открыто и есть в словах сказанных правда, а верить этому нельзя.

4. Как мудро, Господи, Ты предупреждал нас о том, что следует остерегаться неискренности и лицемерия людского, и о том, что живущие и под одной крышей могут оказаться врагами. Предупреждал Ты и о том, что если кто скажет: вот добродетель, или: а вот добро, то и этому верить не следует. И мне пришлось убедиться (в правоте Твоей) на собственном горьком опыте. Как бы хотелось мне всегда помнить об этом и впредь быть более рассудительным и благоразумным. Вот, говорит мне некто, будь осторожен, будь осмотрителен, держи в секрете все, что ни скажу тебе. И что же? В то время, как я храню в тайне поверенное мне, он, как оказывается, не в состоянии хранить молчание о том, что сам же просил не разглашать, предавая тем самым и меня, и себя; затем, содеяв такое, он преспокойно отправляется дальше своей дорогой. Упаси меня, Господи, от таких вздорных и легкомысленных людей! Да минует меня общение с ними, и да не буду никогда поступать так, как они! Господи, вложи мне в уста слова истинные и твердые и не допусти, чтобы язык мой лукавил. А сам я должен всячески избегать того, чего я не приемлю.

5. О, сколь благостно и миротворяще не обсуждать деяния и слова людей, не верить всему без разбора, услышанное не передавать другим, открываться немногим, всегда и во всем искать Тебя, Ведающего сердца наши, не склоняться, заслышав те или иные слова человеческие, то в одну, то в другую сторону, подобно тростнику на ветру, и желать, чтобы во всем, внутреннем и внешнем, свершалось по благости воли Твоей! О, сколь надежно было бы для обретения благодати небесной избегать любого общения с людьми, стремиться не к тому, что внешне может показаться достойным восхищения, а усердно добиваться того, что в этой жизни дает духовное рвение и духовное совершенствование!

6. Столь многим людям и собственная добродетель, о которой стало известно другим и которую тут же стали не в меру восхвалять, нанесла ущерб! Другим же полученная благодать принесла лишь пользу, ибо в этой жизни, которая не что иное, как (постоянные) искушения и (постоянные) борения, они хранили молчание о добродетели своей.

Глава XLVI

О том, что следует уповать на Бога, когда подвергаемся мы поношениям

1. Сын Мой, крепись и уповай на Меня. Ведь что такое слова (человеческие), как не простое сотрясение воздуха? Слова колеблют воздух, но не могут поколебать того, что твердо и крепко, как камень. Если в чем-то чувствуешь вину свою, подумай о том, как тебе исправиться, и желай такого исправления. Если же не чувствуешь за собой никакой вины, подумай о том, что во имя Бога можно претерпеть несправедливость от других. Нет особой заслуги в том, чтобы претерпеть от кого-нибудь обидное слово, но готов ли ты претерпеть более? И не оттого ли ты принимаешь близко к сердцу такой пустяк, как обидное слово, что не отрешился ты еще от плоти и придаешь больше значения, чем следует, делам человеческим? Именно поэтому ты боишься презрения и не хочешь, чтобы тебя осуждали за твои проступки, и ищешь извинений, чтобы оправдаться.

2. Но всмотрись в себя внимательнее, и увидишь, что живы еще в тебе и суетное желание нравиться другим, и пристрастие ко всему, что от мира сего. И если тяжко тебе стерпеть, когда тебя унижают, когда обличают недостатки и провинности твои, значит, не достиг ты истинного смирения, не умер ты полностью для мира, и мир для тебя не распят. Но если ты будешь внимать словам Моим, то не нужны тебе будут речи и десятков тысяч людей. Подумай, какой вред тебе могут причинить самые злые слова, какие только можно против тебя выискать, пусть даже высказаны они будут все сразу, если пропустишь их мимо ушей своих, обратив на них столько же внимания, сколько на соринку, попавшую в глаз? Разве от недобрых слов с головы твоей может упасть хоть один волос?

3. Того, кто не умеет укрыться в убежище сердца своего и не помышляет постоянно о Боге, легко и быстро охватывает негодование против человека, подвергнувшего его хуле. Но тот, кто уповает на Меня и не полагается на свои собственные суждения, не убоится никакого коварства и никакого поношения людского. Я есмь Судия и Властитель всего наисокровеннейшего. Я знаю, как свершается любое событие, знаю, кто нанес оскорбление и кто претерпел обиду, ибо от Меня исходит все, что ни говорится людьми, и по Моему соизволению все происходит так, а не иначе, дабы открылись помышления многих сердец.[113] Я рассужу и виновного, и невинного, но прежде Я хочу испытать и того, и другого сокровенным судом Своим.

4. Суждения людей переменчивы, Мой же суд истинен, и ни изменен, ни обжалован быть не может. Чаще всего суд Мой бывает втайне, и лишь немногим из людей доступно знать его. Суд Мой правый всегда и никогда не может быть неправым, даже если кажется таковым в глазах человеческих. И посему всякий раз, когда хочешь судить о чем-либо, следует обращаться ко Мне, а не полагаться на свое собственное разумение. Праведник не смутится, что бы ему от Бога ни выпало перенести. Праведник не будет ни возмущен, ни обеспокоен, если подвергнется несправедливой хуле, равно как не станет он превозноситься всуе, если, справедливо и заслуженно, будут говорить о нем добрые слова. Ведь праведник помнит всегда о том, что Я Тот, Кто испытует сердца и души человеков и Кто судит не по внешнему и видимому, (а по истинному).

5. Господи Боже, Судия праведный, Непоколебимый, и Неизменный, и Долготерпеливый, Ведающий о злобе и бренности человеческой, да пребудет в Тебе вся сила моя и все мое упование, ибо того, что во мне есть, мне недостаточно. Ты знаешь то, чего не знаю я, и посему должен смиряться я всякий раз, когда подвергаюсь осуждению и поруганию, и все сносить должен я с кротостью. Прости меня, Господь милосердный, за все, что делал я не так, как должно, и даруй мне благодать и впредь все сносить терпеливо. Лучше мне искать прощения у Тебя, уповая на преизобильное милосердие Твое, чем пытаться мнимою правотою своею оправдать то, что скрыто в моей совести. И даже если не чувствую за собой никакой вины, меня это не оправдывает, ибо без милосердия Твоего не оправдается пред Тобой ни один из живущих.[114]

Глава XLVII

О том, что все беды следует переносить ради жизни вечной

1. Сын Мой, не позволяй истощаться рвению твоему в исполнении трудов, принятых тобою на себя ради Меня, и не позволяй напастям ввергать тебя в уныние: обещанное Мною пусть будет тебе во укрепление и в утешение во всем, что бы с тобой ни случилось. Я, силою Своею, воздам тебе превыше всяких упований твоих. (Помни, что в жизни земной) не придется тебе слишком долго трудиться, и наступит час, когда исчезнут горести и печали. Подожди лишь немного, и придет конец бедам твоим. Наступит час, когда печали и труды твои прекратятся. Все преходящее минует столь быстро и столь незаметно!

2. Итак, делай дело свое, трудись преданно в винограднике Моем, и награда твоя будет весьма велика.[115] (Пока пребываешь в этом мире), пиши, читай, пой, горюй, безмолвствуй, молись, переноси все огорчения мужественно и с радостью и помни: жизнь вечная стоит того, чтобы достижению ее посвятить все земные усилия. Жизнь вечная превыше всего. Мир и успокоение придут, но когда – ведомо лишь Богу. Когда это случится, не будет больше дня и не будет ночи, все наполнит свет вечный и непрестанный, сияющий бесконечно, установятся мир и успокоение, вечные и неизменные. Не нужно уже будет восклицать: Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?[116] И не придется взывать: Горе мне! Сколько еще пребывать мне на этой земле![117] Ибо смерть упразднится, придет спасение навеки, исчезнут тревоги и заботы, воцарится блаженная радость, и откроется единение наисладостнейшее и наивосхитительнейшее.

3. О, если бы увидел ты венцы вечные, которыми на небесах увенчаны святые, если бы узрел ты, какою великою славою осияны те, кого в здешнем земном мире презирали и считали недостойными даже этой земной жизни, тогда, несомненно, смирился бы ты и умалился до полной неприметности, и больше восхотелось бы тебе быть у всех в подчинении, нежели иметь в подчинении у себя хоть одного человека, и не стремился бы ты к радостям здешней земной жизни, а стал бы радоваться скорбям и страданиям, претерпеваемым ради Господа, и почитал бы за великое благо казаться ничтожеством в глазах людей.

4. О, если бы ты возжелал всего этого, и если бы проникло все это тебе глубоко в душу, разве возроптал бы ты хоть раз? Не должно ли переносить тяготы, чтобы обрести жизнь вечную? Потерять или приобрести Царствие Божие – что может быть важнее? Возведи же очи свои к небесам, и узришь Меня и святых Моих. В дольнем мире пришлось им вынести великие борения, а ныне они пребывают в радости, в утешении и в успокоении, и так пребудут вечно со Мною в Царстве Отца Моего.

Глава XLVIII

О сиянии вечности и о бедствиях земной жизни

1. О блаженный Град Небесный! О пресветлое сияние вечности, озаряемое непрестанно Истиной, которое никакой мрак не одолеет! Сияние всегда радостное, всегда безмятежное, всегда неизменное! О, если бы наконец воссияло это сияние вечности и все преходящее сгинуло! Святые (на небесах) зрят сияние это, сияющее непрестанно лучезарным светом, смертные же, все еще блуждающие, подобно странникам, по земле, видят лишь отражение этого сияния, приходящее из бесконечной дали.

2. Пребывающие на небесах знают, сколь радостно сияние горнее, а несчастные сыны Евы, все еще отлученные от него, знают, сколь горек и уныл мир дольний. Дни земной жизни коротки и жалки, наполнены скорбью и бедствиями; человек осквернен множеством грехов, опутан множеством страстей, охвачен множеством страхов, обременен множеством забот, увлечен суетным любопытством, угнетен множеством суетных дел, отягощен множеством ошибок и заблуждений, придавлен множеством трудов, подвержен множеству соблазнов, обессилен множеством искушений, измучен нищетою.

3. О, когда же наконец прекратятся все эти беды? Когда же освобожусь я от недостойного подчинения пороку? Когда же только о Тебе, Господи, буду думать? Когда же возрадуюсь о Тебе безраздельно? Когда же наконец, преодолев все препятствия, достигну я истинной свободы и избавлюсь от всего того, что отягощает и дух, и тело? Когда придет успокоение, полное, безмятежное и невозмутимое? Успокоение, все наполняющее во мне и вне меня? Иисусе Всеблагий, когда же предстану пред Тобою, чтобы лицезреть Тебя? Когда же Ты станешь для меня все во всем? О, когда же я буду с Тобою в Царствии Твоем, которое Ты искони уготовал возлюбленным Твоим? А пока пребываю я, нищий изгой, на земле, будто в стане врага, где война не прекращается и бедствия множатся.

4. Утешь меня, Господи, в моем изгнании (на бренной земле), утоли мою печаль. К Тебе, Господи, возносятся все устремления души моей, а все, что здешний земной мир предлагает мне в утешение, оборачивается для меня бременем тяжким. Желаю, чтобы душа моя усладилась Тобою, но тщетно. Жажду воспарить к небесному и вечному, но временное и преходящее, страсти неумерщвленные увлекают меня назад к дольнему. Хочу духом вознестись надо всем (бренным), а плоть вынуждает меня, помимо воли моей, ей покоряться. Вот так я, несчастный и жалкий, пребывая в борениях с самим собой, стал сам себе противен: дух рвется к горнему, а плоть влечет к дольнему.

5. О, как страдаю я всякий раз, когда дух мой устремляется к небесному, а молитва моя вдруг оказывается сонмом плотских помышлений. Господи Боже мой, не оставляй меня, не отступись во гневе от раба Твоего! Блесни светом (благодати Твоей), как молниею, и рассей мрак сердца моего,[118] метни стрелы (любви Твоей) и разгони мечтания, навеянные врагом рода человеческого! Сделай так, чтобы все чувства мои и помыслы были обращены только к Тебе, чтобы забыл я все мирское и чтобы отринул я и презрел все помыслы греховные и порочные. Приди мне на помощь, Господи, Истина Вечная, и да не коснется меня никакая суета. Приди, Услада небесная, и явлением Твоим устрани от меня нечистоту всякую. И прости мне, по милосердию Твоему великому, то, что во время молитвы мысли мои подчас бывают заняты не только Тобою. Истинно должен признаться, что свойственна мне большая рассеянность; часто бывает так, что тело мое в одном месте, а мысли уносят меня в места совсем иные, и нахожусь я там, где пребывают мои мысли. А мысли мои часто устремляются к тому, что мне больше всего любо, и думаю я чаще всего о том, что мне, по естеству моему, усладительно, или о том, что нравится мне по привычке.

6. Вот почему Ты, Господи, Истина Вечная, говоришь: где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.[119] Если любишь Небо, то размышляешь с радостью о небесном. Если же любишь мир земной, то радуешься всяческому земному преуспеянию и печалуешься о бедствиях земных. Если привержен плоти, то мысли твои чаще всего о плотском; если же привержен духу, то с радостью думаешь о духовном. Итак, охотнее всего носишь с собой образ того, что любишь, охотнее всего об этом говоришь и слушаешь. Но блажен тот, кто ради Тебя, Господи, отринул от себя мысли обо всем тварном, кто сумел преодолеть свое естество и кто со рвением духовным распинает похоти телесные, дабы, отрешившись от всего земного в себе и вокруг себя, с просветленной совестью вознести Тебе молитву чистую и сделаться достойным пребывать среди ангелов.

Глава XLIX

О том, какие награды обещаны борющимся (против греха), и о желании жизни вечной

1. Сын Мой, когда чувствуешь, что на тебя нисходит небесное желание вечной жизни и стремишься ты покинуть темницу своего (бренного) тела, дабы созерцать светозарность Мою во всем сиянии, не затененную никаким мраком, раскрой сердце свое и прими святое вдохновение всею душою своею, отдавшись ему без остатка. Возблагодари наивысшим благодарением Небесную Благость, Которая одаривает тебя столь обильно, посещает тебя столь милостиво, побуждает тебя (к праведности) столь ревностно, дает тебе столь много силы и поддерживает тебя, дабы не ввергся ты снова под бременем своей бренной тварности в земную скверну. Не думай, что святое вдохновение приходит к тебе от помышлений твоих или по воле твоей; дается оно тебе лишь Высшим благоволением и милостью Божьей, дабы преуспел ты в добродетелях и укрепился в смирении, дабы приготовился ты к тяжким испытаниям, дабы прилепился ко Мне всей страстью сердца своего и послужил Мне с ревностною готовностью.

2. Сын Мой, неспроста говорят: чем больше огонь, тем больше от него дыма.[120] Так, подобно взметнувшемуся пламени, устремляются порывы многих к небесному, но не остаются свободными они от искушений телесных желаний. Вот почему не всегда вполне чисты их деяния во славу Божию, о которой молятся они столь страстно. Таковыми часто бывают и твои устремления, столь ревностно (передо Мною) провозглашаемые, ибо не могут быть устремления чистыми и совершенными, если есть в них частица собственной выгоды.

3. Итак, проси (у Меня) не того, что услаждает тебя, и того, что полезно тебе, а проси того, что Мне будет угодно (дать тебе), и того, что послужит Моей славе. Хорошо поразмыслив, поймешь, что тебе следует предпочесть Мои установления всем своим желаниям и всему тому, чего можешь восхотеть. Я знаю все твои желания и слышу все твои частые воздыхания. Знаю, что уже ныне хотел бы ты обрести свободу и славу чад Божиих; уже ныне тебя влечет вечное небесное обиталище, исполненное радости. Но не пришло еще время (обрести все это), еще не истекли иные времена, времена войны, трудов и испытаний. Жаждешь ты обретения высших благ, но не дано пока тебе их достигнуть. Я есмь, глаголет Господь, жди меня, доколе не придет Царствие Божие.[121]

4. Тебе еще предстоит подвергнуться испытаниям здесь на земле, и многое испробовать, и многое претерпеть. Иногда ты будешь получать некоторое утешение, но полного утешения тебе не будет дано. Итак, крепись, соберись с силами, чтобы творить и претерпевать то, что противно (твоей) природе. Тебе следует преобразиться, стать совсем другим человеком. Тебе следует также делать то, чего делать ты вовсе не желаешь, и отказываться от того, чего бы тебе очень хотелось. Пускай другие получают то, что им хочется, ты же не стремись к удовлетворению своих желаний. Пускай прислушиваются к тому, что говорят другие; то, что будешь говорить ты, пусть остается без внимания. Пускай другие получают то, что попросят, ты же будешь просить, и тебе будет отказано.

5. Пускай других хвалят и возвеличивают, но пускай о тебе никто и не упомянет. Пускай другим поручают то или иное, тебя же пусть считают ни для чего не годным. Это иногда будет ввергать тебя в уныние, но ты совершишь великое дело, если будешь все переносить в терпеливом молчании. Верный раб Господень обычно подвергается испытаниям такого рода с тем, чтобы можно было определить, способен ли он отречься от себя и может ли он переломить себя. Больше всего преодолевать себя тебе придется в том, чтобы оставаться ничтожным и лишним для этого мира и переносить то, что наиболее противно твоему естеству, особенно тогда, когда прикажут тебе делать то, что в твоих глазах покажется совершенно для тебя бесполезным. Пребывая в подчинении, не смеешь ты противиться Власти Высшей, и оттого кажется тебе столь сложным следовать воле других и отказываться от собственных пристрастий и желаний.

6. Но, сын Мой, если ты подумаешь о том, что конец испытаний близок и вознаграждение велико, тогда почувствуешь не боль и печаль, а великое утешение, идущее от твоего смирения. Отказавшись по доброй воле от всего лишь нескольких желаний в этом мире, получишь все, что захочешь, на небесах. Там найдешь поистине все, что мог бы возжелать. Там ты будешь обладать благом небесным во всей его полноте, не боясь потерять его. Там воля твоя всегда будет едина с Волей Моею, и никогда более не будешь ты желать того, чего желал в жизни прежней, и ничего тебе не нужно будет для себя самого. Там никто не воспротивится тебе, никто не возропщет против тебя, никто не помешает тебе, никто не остановит тебя; там все, чего ты ни пожелаешь, будет всегда и тотчас исполняться, там все желания твои будут удовлетворены и наполнены (новым смыслом). Там я воздам тебе славою за все несправедливости, которые ты претерпел. Там ты будешь восславлен за все свои печали, все свои унижения и будешь вознесен к небесному престолу навечно. Там воздается тебе за послушание, там труды покаяния обернутся чистой радостью, а смиренная покорность славно увенчается.

7. Но (для того, чтобы так свершилось), ныне послушно подчинись всякому и не сопротивляйся тому, что тебе сказано или приказано сделать. Но прежде всего постарайся принимать за благое все, что бы от тебя ни потребовали стоящие выше тебя, ниже тебя или равные тебе, и старайся исполнять порученное тебе как можешь лучше. Пусть другие ищут, чего им хочется, пусть стремятся прославиться, пусть получают похвалы, ты же не ищи радости ни в чем, кроме презрения к самому себе, кроме исполнения воли Моей и кроме славы Моей. А единственным твоим желанием должно быть то, чтобы Бог прославился в тебе, в жизни твоей или в смерти.

Глава L

О том, что человеку, охваченному печалями, следует отдавать себя целиком на волю Божью

1. Господи Боже, Отче Святый, благословен будь ныне и вовеки, да исполнится воля Твоя, да пребудет все, творимое Тобою, благом!

Да позволится мне, рабу Твоему, возрадоваться о Тебе, а не о себе или о чем бы то ни было, кроме Тебя, ибо только Ты, Господи, радость единая и истинная. Ты, Господи, – мое упование, венец мой, услада моя и восторг мой! Что есть у раба Твоего, кроме того, что он получил от Тебя не по заслугам своим?[122] Все Тобою данное и сотворенное – все суть Ты. Нищ я, и в трудах пребываю с дней юности своей,[123] и часто душа моя сокрушается так, что обливаюсь я слезами, а подчас ввергается она в полное смятение от страстей, готовых охватить ее.

2. О, как желаю я радости, которая дается внутренним умиротворением, и молю, чтобы мир и успокоение , снизошли на чад Твоих, осиянных светом Твоего утешения. Если Ты, Господи, дашь мне внутреннее умиротворение, если одаришь меня святой радостью, душа раба Твоего наполнится Божественной музыкой и вознесет Тебе благоговейное восхваление. Но когда, как это часто случается, Ты (на время) удаляешься от раба Своего, тогда нет сил у него идти по пути заповедей Твоих, тогда падает он на колени и бьет себя в грудь (в отчаянии), ибо иначе теперь стало, чем было в предыдущие дни, когда светильник Его светил над его головою[124] и под сенью крыл Твоих он укрывался от преследующих его искушений.

3. Отче Праведный и Достохвальный, пришло время испытать раба Твоего. Отче Возлюбленный, пришло время рабу Твоему пострадать Тебя ради. Отче Вечнопочитаемый, настал час, от века предопределенный Тобою, рабу Твоему поддаться отчасти внешнему, но внутренне всегда продолжать жить в Тебе. (Настал час) рабу Твоему на некоторое время быть людьми презираемым, оскорбляемым и унижаемым, быть сломленным страстями и болезнями с тем, чтобы он воскрес с Тобою и осиян был зарею нового света, и очистился, и просветлился сиянием небесным. Отче Святый, Ты так предопределил, Ты так восхотел, и как Ты благоволил, так и свершилось.

4. И свершилось по благодати Твоей, явленной тому, кого возлюбил Ты; в этом мире суждено ему претерпевать муки и пребывать в скорби ради любви Твоей, и претерпевать столько раз, таким образом и от стольких людей, как Ты для него то предустановишь. Ничего не свершается на земле без соизволения Твоего, без промысла Твоего и без причины, (Тобою предустановленной). Позволив напастям смирить меня, Ты, Господи, сотворил благо, ибо познаю я установления Твои и изгоняю из сердца своего всякую гордыню и самодовольство. Стыд и смущение, охватившие меня оттого, что искал я утешения не у Тебя, а у человеков, также пошли мне на пользу. Познал я и трепет перед судом Твоим неисповедимым, который поражает как праведного, так и нечестивого, но всегда по справедливости.

5. Возношу благодарение Тебе, Господи, за то, что Ты не пощадил во мне грехов моих, но наказал меня бичами любви, истощил скорбями и болезнями как извне, так и изнутри. Никого нет во всей поднебесной, кто бы мог утешить меня, кроме Тебя, Господи Боже мой, Небесный Врачеватель душ, наказующий и милующий, низводящий до ада и возводящий оттуда.[125] Благотворные перемены, которые Ты во мне произвел, и испытания, которым Ты меня подверг, были для меня великим научением.

6. Вот, Отче Возлюбленный, полностью вверяюсь Тебе, обрушь на меня бич исправления, рази спину и шею мои согбенные, чтобы разогнулся я и выпрямился по воле Твоей. Сделай из меня (снова) ученика смиренного и благочестивого, как Ты это делал и ранее, так, чтобы шел я по пути, указанному Тобой. Вручаю себя полностью Тебе, дабы подверг Ты меня исправлению, ведь лучше подвергнуться наказанию в этом мире, чем в мире ином. Тебе известно все в целом и все в малом, и ничто от Тебя не скрыто в совести человеческой. Ты знаешь о грядущих событиях еще до того, как они произойдут, и не нуждаешься в чьих-либо уведомлениях о том, что происходит на земле. Ты ведаешь, что требуется для моего (духовного) совершенствования и как полезно страдание для очищения от ржавчины пороков. Поступай со мной так, как Тебе будет угодно, и не отвернись от моей жизни, исполненной грехов, которую никто не видит яснее и не знает полнее, чем Ты Единый.

7. Даруй мне, Господи, знать то, что знать должно, любить то, что любить следует, хвалить то, что угодно Тебе видеть восхваленным, ценить то, что ценным считаешь Ты, хулить то, что гадко и мерзостно в глазах Твоих. Не допусти того, Господи, чтобы судил я только по внешнему виду вещей, чтобы составлял мнение, услышав лишь суждения несведущих людей, но даруй мне распознавать духовное и оценивать видимое верным разумением, и прежде всего искать то, в чем воля Твоя благая, и исполнять ее.

8. Чувства человеческие часто вводят человека в заблуждение; подобным же образом те, кто возлюбил этот мир, впадают в заблуждение из-за своей привязанности лишь к видимому. Разве становится кто-либо лучше оттого, что почитается более великим, чем другие? Когда один человек восхваляет другого, это значит, что один обманщик обманывает другого, суетный суетного, слепец слепца, хворый хворого, и поистине человек, беспричинно восхваляющий другого, совершает дело постыдное. «Мы есть таковы, каковы мы есть в глазах Бога, и ни на йоту больше», – говорит смиренный Св. Франциск.

Глава LI

О том, что следует обратиться к делам смиренным и простым, если не испытываешь предрасположения к делам возвышенным

1. Сын Мой, невозможно тебе постоянно сохранять ревностное стремление к добродетели или пребывать на высшей ступени созерцания, и время от времени приходится тебе, под тяжестью первородного греха, опускаться на нижние ступени жизни и поневоле и с прискорбием нести бремя этого тленного существования. До тех пор, пока пребываешь в смертном теле, не избежать тебе тоски и скорбей сердечных. Пока ты во плоти, придется тебе стенать под ее бременем, ибо не в силах ты неотступно пребывать в заботах о духовном и в созерцании Божественном.

2. А раз так, то хорошо было бы тебе обратиться к делам наипростейшим в мире внешнем и в полезных трудах телесных отвлечься (от высоких помыслов), при этом твердо уповая на пришествие Мое и на посещение Небесное, терпеливо перенося свое временное изгнание (на земле) и недостаток истинной сердечной теплоты, и когда Я наконец приду к тебе, избавишься ты от всяких волнений и тревоги. Я сделаю так, что ты забудешь обо всех тяготах и возрадуешься внутреннему миру и спокойствию. Я приведу тебя в дивную страну Священного Писания, и раскроется сердце твое, и пойдешь ты по стезе заповедей Моих, и скажешь: разве могут сравниться страдания сего мира с той славой, которая явится в нас в небесном блаженстве?

Глава LII

О том, что человеку следует считать себя достойным не утешения, а наказания

1. Господи, недостоин я ни утешения Твоего, ни какого-либо духовного посещения, и посему Ты по заслугам воздаешь мне, оставляя меня нищим и безутешным. И даже если бы я смог пролить море слез, то все равно не был бы достоин Твоего утешения; вот почему Ты поступаешь со мной так, как и должно со мной поступать. Я достоин лишь бичевания и наказания, ибо часто и тяжко оскорблял Тебя и повинен во многих других прегрешениях. Если все их сосчитать, недостоин я и самого малого утешения. Но Ты, Боже мой, Милостивый и Милосердный, не желающий гибели созданиям Своим, показывающий величие Своей благости в Своем милосердии, Ты благоволением Своим даешь утешение рабу Твоему, ничем не заслужившему такого утешения, которого не в силах дать ни один человек; и утешения Твои истинны, не в пример лживым словам человеческим.

2. Но что же я такого сделал, Господи, чтобы заслужить ту частицу небесного утешения, которой Ты одариваешь меня? Не припомню за собой никаких добрых дел; знаю только, что всегда был склонен к пороку и лени и не торопился исправляться. Все именно так, и отрицать этого я не могу. Если бы я свидетельствовал о себе иначе, Ты бы тотчас уличил меня, и некому было бы оправдать меня. Что заслужил я за свои грехи, кроме преисподней и огня вечного? Признаю, что воистину я достоин лишь всяческого осмеяния и презрения и что не надлежит мне пребывать среди тех, кто благочестив перед Тобою. И хоть тяжко мне говорить все это, я все же хочу сам себя осудить за свои грехи, дабы с большей надеждой ожидать проявления Твоего милосердия.

3. Но что же мне, виновному (в грехах) и растерянному, сказать в свое оправдание? Губы мои могут вымолвить лишь одно слово: грешен. Да, Господи, грешен я, сжалься надо мною и помилуй меня! Дай мне выплакать свою боль, прежде чем отойду я в страну тьмы и мрака смертного.[126] Чего превыше всего требуешь, Господи, от татя, от несчастного грешника? Искреннего раскаяния в своих прегрешениях и смирения. В раскаянии и смирении рождается надежда на прощение, утешается смущенная совесть, возвращается утерянная благодать, ограждается человек от гнева Судного Дня, и встречаются во взаимном святом лобзании Бог и кающаяся душа.

4. Смиренное покаяние грешников – более достойное подношение Господу, нежели благовонное воскурение фимиама. Покаяние – как миро благоуханное, которым Ты позволил умастить Тебя.[127] Жертва Богу – дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже.[128] В покаянии убежище для того, кто спасается от ярости врага; в нем будет исправлено и очищено все то, что было извращено и осквернено.

Глава LIII

О том, что благодать Божья не снизойдет на тех, кто возлюбил земное

1. Сын Мой, благодать Моя драгоценна и несовместна с приверженностью ко внешнему и к земным утешениям, и посему тебе следует отвергнуть все, что препятствует благодати, если ты хочешь, чтобы она снизошла в твою душу. Найди укромное место, стремись к уединению, не ищи ни с кем праздной беседы, но возноси Богу благоговейную молитву, чтобы даровал Он тебе покаяние сердечное и совесть чистую. Весь мир почитай за ничто, и почитание Господа поставь превыше всего. Невозможно полностью отдаться Мне и одновременно находить наслаждение в преходящих вещах. Тебе следует оставить знакомцев и друзей и лишить дух свой каких бы то ни было земных утешений. Блаженный Апостол Петр молился о том, чтобы верные Христиане почитали себя странниками и пришельцами в здешнем мире и удалились от плотских похотей, восстающих на душу.[129]

2. О, как спокоен будет перед смертью тот, кто покончил со всеми привязанностями в этом мире! Но дух, еще подверженный недугам этого мира, не в силах постичь такого отрешения от этого мира, и человек, еще охваченный земными чувствами, не способен уразуметь, сколь велика свобода того, кто обращен вовнутрь себя. Если же ты поистине желаешь стать человеком духовным, следует отречься от общения с кем бы то ни было, как с близкими людьми, так и со случайными встречными, и никого так не опасаться, как самого себя. Если себя самого удастся полностью превозмочь, остальное не составит большого труда. Восторжествовать над самим собой – вот истинная победа! Тот, кто себя переборол настолько, что держит свое чувственное начало в подчинении разуму, а разум передал полностью в подчинение Мне, становится истинным победителем себя самого и властелином мира.

3. Если охвачен ты желанием достичь этого, тебе следует решительно взяться за дело, и как секирой подрубают корень, так и ты должен подрубить и затем вырвать вон всякую скрытую недостойную привязанность к самому себе и ко всему земному и тленному. От любви к самому себе, от этого пагубного порока проистекает почти все то, что надлежит вырывать с корнем. И если удастся тебе победить это зло в себе, охватит тебя незыблемый мир и спокойствие. Но лишь немногие стремятся к тому, чтобы полностью преодолеть себя и полностью умереть для себя, поэтому остаются погруженными в самих себя и не могут над собой вознестись в духе. Но тому, кто исполнен желания уничтожить преграды на пути ко Мне, следует избавиться от всех своих недостойных и предосудительных наклонностей и ни к кому из людей не прилепляться страстной любовью.

Глава LIV

О различной сущности природы[130] и благодати

1. Сын Мой, тщательно наблюдай за проявлениями природы и благодати, сущность которых различна, но различие это может подчас быть столь тонким, что уловить его доступно лишь человеку духовному и внутренне просветленному. Каждому хочется какого-то добра, и людям кажется, что в словах и делах своих они стремятся к добру, но сколь обманчивым бывает то, что выступает под видом добра!

2. Природа хитра, привлекает многих, многих опутывает и обманывает, но всегда ищет выгоды лишь для себя. Благодать же пребывает в простоте, сторонится всяческого зла, не вводит в заблуждение, но творит все во имя Бога и в Нем пребывает.

3. Природе свойственно стремление противиться смерти; природа сопротивляется внешнему давлению, власти над собой, подчинению насильственному и добровольной покорности. Благодать же устремлена к умерщвлению плоти, противится чувственности, желает отдаться в подчинение, ищет покорности и отказывается пользоваться собственной свободой. Благодать предпочитает пребывать в подчиненности и не желает властвовать; благодать всегда желает пребывать под волей Божией и ради любви Божией смиренно покоряться.

4. Природа стремится к своей собственной выгоде и желает все повернуть себе на пользу, благодать же ищет пользу и выгоду не для себя, а для всех.

5. Природа охотно принимает поклонение и почести, а благодать, сохраняя верность Богу, лишь за ним признает право на почести и славу.

6. Природа страшится осуждения и презрения, благодать же рада во имя Господа Иисуса принять бесчестие.[131]

7. Природа любит отдых и телесный покой, благодать же не может оставаться в праздности и с охотой обращается к трудам.

8. Природа падка до любопытного и красивого и отвращается от низкого и грубого, благодать же довольствуется простым и смиренным, не презирает грубого и не отвращается от нищеты.

9. Природа печется о преходящем, радуется земным радостям, печалится о потерях, негодует от легкой обиды. Но благодать помышляет о вечном, не прилепляется к преходящему, не огорчается от потерь и вещей преходящих, не оскорбляется от речей самых грубых, ибо полагает радость свою и сокровище на небесах, где нет ничего тленного.

10. Природа алчна и берет охотнее, чем дает, любит иметь что-то в своей безраздельной собственности. Благодать же щедра и общительна, избегает владеть чем-либо, довольствуется малым и больше радуется, когда дает, а не когда приемлет.

11. Природа склоняется к тварному, к плоти, к суете, к пустому времяпрепровождению; благодать же устремляется к Богу и добродетели, отрекается от мирского, питает отвращение к плотским желаниям, не тратит времени на пустое, избегает толпы.

12. Природа охотно ищет внешнего утешения и того, что услаждает чувства; благодать же ищет утешения лишь в Боге и услаждения лишь в Высшем Благе, которое превыше всего видимого и ощущаемого.

13. Природа делает все для своей пользы и выгоды, ничего не делает даром и за всякое доброе дело надеется получить вознаграждение, равное затраченным усилиям или большее, или, по крайней мере, снискать за него восхваление и почет; природа желает, чтобы ценилось все свершенное ею. Благодать же не ищет ничего преходящего, не требует никакого воздаяния, кроме любви Божией, а из тленных вещей принимает лишь то, что может послужить для приобретения благ вечных.

14. Природа испытывает большую радость, имея множество друзей и близких, похваляется знатным происхождением, угождает власть имущим, льстит богатым, восхваляет себе подобных; а благодать любит даже врагов, не превозносится, если имеет много друзей, не кичится ни происхождением, ни принадлежностью к благородному дому, но ценит лишь добродетель. Благодать исполнена сострадания к бедным и сторонится богатых, сорадуется правдивому и избегает льстивого; благодать всегда призывает добродетельных стремиться стать еще добродетельнее и уподобиться в добродетелях Сыну Божьему.

15. Природа при малейшей нужде и какой-либо нехватке начинает роптать, а благодать переносит любые лишения с неизменным терпением.

16. Природа во всем ищет что-то для себя, во всем себя оправдывает, борется, чтобы добиться своего, соревнуется, дабы что-либо заполучить себе; благодать же все вверяет Богу, от Которого сама же и исходит; благодать ничего себе не приписывает, не мнит о себе высокомерно, не вступает в споры, не ставит свое мнение выше мнения других, но во всем покоряется Вечной Мудрости Божией и суду Его.

17. Природа жаждет проникать в тайное и узнавать новое, хочет заявлять о себе в мире, стремится испытывать все чувствами, желает известности и хотела бы делать лишь то, что приносит восхваления и вызывает восхищение; благодать же не стремится познавать ни нового, ни любопытного, ибо знает, что вся эта суетность порождается греховной тленностью и что нет на земле ничего нового и непреходящего. Благодать научает укрощать чувства, избегать суетного самолюбования и хвастовства, смиренно скрывать то, что достойно похвалы и заслуживает восхищения, и во всех вещах и во всяком знании искать то, что может помочь усовершенствованию и послужить для восславления и славы Божией. Благодать не хочет восхваления ни себе, ни делам своим, но желает лишь славы Бога Благословенного во всех дарах Его, даруемых нам по великому Его милосердию.

18. Благодать эта – свет сверхъестественный и особый дар Божий. Благодать – истинная печать избранных и залог вечного спасения. Благодать возносит человека от любви к земному к любви к небесному и из плотского превращает его в духовного. И чем более преодолевается и подавляется природа, тем обильнее в душу изливается благодать и тем более человек духовный преобразуется по образу Божию.

Глава LV

О тленности природы и действенности Божественной благодати

1. Господи Боже мой, Ты создал меня по образу Своему и подобию, Ты явил мне благодать столь великую и столь необходимую для моего спасения, дабы я преодолел скверную свою природу, влекущую меня к греху и погибели; в плоти своей чувствую я закон греховный, противоборствующий закону ума моего и стремящийся пленить меня,[132] дабы подчинился я чувственности и не смог сопротивляться страстям. И так будет, если не придет мне на помощь благодать Твоя святейшая, наполнив сердце мое жаром своим.

2. О, как нужна мне благодать Твоя и премного благодати, Господи, дабы победить природу, ко злу склонную еще со времен юности моей, ибо, испытав падение в Адаме, первом человеке, и подвергнувшись порче грехом, природа несет наказание этой порчи всем человекам. Та природа, которая была создана Тобою благою и совершенною, приняла ныне на себя весь порок и немощь испорченности, и если предоставлена она самой себе, все ее проявления влекут ее к земному и ко злу, а малая толика доброй силы, оставшаяся в ней, тлеет, точно искра, прикрытая пеплом. Подобно этому и наш разум, хоть и объят он великим мраком и не обладает ни силой исполнить все то, что почитает за благо, ни полным светом истины, ни ясным пониманием истинной любви, все же отличает добро ото зла и истину ото лжи.

3. Поэтому, Боже мой, подчиняясь внутреннему духовному побуждению, я с восторгом приемлю Твой закон, зная, что заповедь Твоя добра, праведна и свята и что следует мне избегать всякого зла и греха. Но, подчиняясь велениям плоти, вынужден я служить закону греха, повинуясь не столько разуму, сколько чувству. Имею я благие намерения, но не могу осуществить их по слабости своей.[133] Часто намереваюсь я совершить благое дело, но если благодать Твоя не приходит на помощь моей немощи, то отступаюсь я даже при малом противодействии и оставляю задуманное. Вот почему, хоть и познал я путь к совершенству и вижу, что мне следует делать, но, придавленный бременем своей тленности и испорченности, не могу к совершенству вознестись.

4. О, как необходима мне, Господи, благодать Твоя, дабы начать мне творить добро и совершенствоваться (в добродетели)! Без благодати Твоей ничего мне не удастся сделать, а когда укрепляет меня благодать Твоя, то, пребывая в Тебе, я все могу свершить. О истинно небесная благодать, без которой ничто все наши заслуги и все то, чем одарены мы от природы! Господи, ничего не стоят в глазах Твоих ни искусство, ни красота, ни богатство, ни сила, ни ум, ни красноречие, ибо природными дарами могут быть одарены как добрые, так и злые; благодать же и любовь – особые дары избранным, которые, получив их, почитаются достойными жизни вечной. Благодать эта столь велика, что без нее ни во что не ставится ни дар пророчества, ни дар чудотворения, ни высочайшие взлеты ума. И ни вера, ни надежда, ни другие добродетели не благоугодны (Тебе) без благодати и любви.

5. О блаженнейшая благодать, нищего духом творящая богатым в добродетелях и богатого многими мирскими благами превращающая в смиренного сердцем, приди, низойди ко мне, наполни меня Твоим утешением, дабы не поникла душа моя от усталости и недостатка живительной силы духовной! Молю Тебя, Господи, дай мне обрести благодать пред очами Твоими! Благодатью Твоей удовольствуюсь, даже если не получу ничего из того, чего жаждет естество мое. Если подвергнусь я искушениям и буду одолеваем напастями, не устрашит меня никакое зло – лишь бы со мною пребывала благодать Твоя. Благодать – сила моя, она дарует мне наставление и помощь. Она сильнее всех врагов и мудрее всех мудрецов.

6. Благодать научает истине и правилам достойной жизни; она свет сердцу и утешение в скорби. Благодать отгоняет печаль, избавляет от страха, укрепляет благоговение, осушает слезы. Без нее я – древо чахлое и бесплодное, годное лишь на растопку печи. Сделай так, Господи, чтобы благодать Твоя поддерживала меня, и пребывала со мною всегда, и направляла, пока живу, к свершению благих дел. Да будет так.

Глава LVI

О том, что мы должны отречься от себя и подражать Христу, неся свой крест

1. Сын Мой, чем дальше сумеешь от себя уйти, тем ближе сможешь подойти ко Мне. Чем больше отрекается человек от внешнего, тем больше внутренне он соединяется с Богом. Я желаю, чтобы ты научился полностью отрекаться от себя и вверять себя воле Моей, без прекословия и жалоб. Следуй за Мною, ибо я есмь путь и истина и жизнь.[134] Без пути нет движения, без истины нет познания, без жизни нет бытия. Я есмь путь верный, по которому ты должен следовать, истина непреложная, которую ты должен принимать, жизнь вечная, в которую ты должен веровать. Я есмь путь правый, правда наивысшая, жизнь истинная, жизнь блаженная, жизнь предвечная. Если пойдешь по пути, указанному Мною, познаешь истину, и истина освободит тебя, и получишь жизнь вечную.

2. Если хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди.[135]

Если хочешь познать истину, веруй Мне.

Если хочешь быть совершенен, продай все, (что имеешь).

Если хочешь быть Моим учеником, отрекись от себя самого.

Если хочешь прожить жизнь блаженную, презри жизнь нынешнюю.

Если хочешь быть возвеличен на небесах, будь смиренным в этом мире.

Если хочешь со Мною царствовать, неси со Мною крест, ибо только рабы креста находят путь истинного блаженства и истинного света.

3. Господи Иисусе, как узок путь Твой и как презираем он миром! Даруй и мне возможность подражать Тебе и быть у мира в презрении! Нет раба, который превосходил бы господина своего, и нет ученика, который превосходил бы своего учителя. Да проникнется раб Твой святым примером жизни Твоей, ибо в ней спасение мое и святость истинная. О чем бы я ни читал, о чем бы я ни слышал, ничто не дает отрады мне, ничто не восхищает так, как чтение и рассказы о пути Твоем.

4. Сын Мой, теперь, прочтя все это, ты знаешь, что тебе делать, к блажен будешь, если все исполнишь.[136] Тот, кто имеет Мои заповеди и соблюдает их, любит Меня, и Я возлюблю его и явлюсь ему,[137] и сотворю так, что сядет он со Мною в Царствии Отца Моего.

5. Сделай так, Господи, чтобы сказанное и обещанное Тобою дано мне было. Принял Я, Господи, крест из рук Твоих и буду нести крест этот, возложенный Тобою на меня, до самой смерти своей. Воистину, жизнь доброго инока – крест, но путь этого креста ведет в рай. Я вступил на этот путь, и нельзя обратиться вспять, и отступиться не должно.

6. Отныне, братие, после всего сказанного пойдем вместе, и Иисус будет с нами. Взяли мы крест во имя Иисуса, и ради Иисуса нести его будем. Тот, Кто ведет нас и указует нам путь, поможет нам. Вот наш Повелитель, идущий впереди нас, Он вступит в битву за нас. Смело последуем за Ним, никто да не устрашится и да не убоится! Да приуготовимся и да не отступим в битве; пусть даже смерть ожидает нас на поле брани, но не позволим предать поруганию нашу славу и не откажемся от креста.

Глава LVII

О том, что не следует человеку впадать в уныние, если случается ему совершить промах или проступок

1. Сын Мой, терпение и смирение, проявляемые человеком в бедах и напастях, Мне угоднее, чем радостное умиление и благочестие, испытываемые им при достижении успеха и благополучия. Отчего печалит тебя и малое, сказанное или содеянное против тебя? Даже если бы тебе пришлось подвергнуться много более тяжким поношениям, то и тогда не должны были бы они тебя затронуть. Не огорчайся, вся обида твоя и печаль пройдут, ведь не в первый раз случается с тобой такое и не в последний раз, и будет с тобой такое случаться, пока живешь. Крепись, тебе достанет мужества, чтобы противостоять напасти. Ты умеешь рассуждать здраво, укреплять других своим словом, но если нежданная беда постучится в твою дверь, тотчас изменяет тебе твое здравомыслие, и душевные силы оставляют тебя. Подумай, сколь слаб ты и сколь часто даже в самом малом проявляешь немощь свою. Но помни, что все испытания выпадают тебе ради твоего же спасения.

2. Постанови в сердце своем полагаться на все лучшее, что есть в тебе, и если уж постигло тебя какое-либо горе, не позволяй отчаянию охватить тебя и не пребывай долго в унынии. Если не можешь переносить напасти с радостью, терпи их, по меньшей мере, со смирением. А если услышишь ты нечто такое, что тебе будет неприятно и вызовет твое негодование, сдерживайся и не позволяй недостойным словам сорваться с твоих губ, дабы не подавать дурного примера тем, кто слаб духом. Вспыхнувший гнев уляжется, благодать вернется и утолит боль душевную. Вечно живу Я, говорит Господь, и всегда готов помочь тебе и дать тебе утешение еще большее, чем прежде, если будешь уповать на Меня и призовешь Меня на помощь себе.

3. Сохраняй спокойствие и готовься к еще более тяжким испытаниям. Не думай, что все погибло, если ты подвергаешься постоянным напастям и тяжким искушениям. Помни, что ты человек, а не Бог, плоть, а не ангел, и как мог бы ты всегда и неизменно пребывать в добродетели, если даже некоторым ангелам небесным и первому человеку это не удалось? Я же есмь тот, Кто утешает плачущих, и признающих немощь свою Я возвышаю до Своей Божественности.

4. Господи, да благословенно будет слово Твое и да будет оно слаще меда[138] в устах моих. Как бы устоял я, подвергаясь всем этим бедам и напастям, если бы Ты не утешал меня Твоими словами святыми? Не страшны мне никакие страдания, если удастся мне достичь гавани спасения. Пошли мне, Господи, кончину добрую, пошли мне блаженный исход из здешнего мира. Вспомни обо мне, Боже мой, и приведи меня в Царствие Твое путем праведным. Аминь.

Глава LVIII

О том, что не следует стремиться проникнуть в высшие тайны и понять сокровенные суды Божии

1. Сын Мой, не берись судить о возвышенных предметах и о сокровенных судах Божиих, не стремись понять, почему один оставлен (Божьей милостью), а другой возвышен до такой благодати? Почему тот подвергается стольким напастям, а этот поднят до таких высот? Подобные вещи выше понимания человеческого, и никакой разум, и никакие рассуждения не могут помочь проникнуть в тайны помыслов Божиих. Итак, когда враг рода человеческого будет соблазнять тебя (проникнуть в высшие тайны) или любопытствующий станет тебя о них расспрашивать, отвечай словами Пророка: Праведен Ты, Господи, и справедливы суды Твои,[139] и прибавляй: Суды Господни – истина, все праведны.[140] Тебе следует страшиться суда Моего, а не пытаться постичь его, ибо для разума человеческого он непостижим.

2. Не пытайся также оценить достоинства святых и не обсуждай, кто из них более свят или более велик в Царствии Небесном. Это часто приводит лишь к напрасным спорам и препирательствам, питая в людях только гордость и тщеславие; лишь зависть и раздоры происходят от того, что этот предпочитает одного святого, а тот другого. Желание знать побольше о таких вещах и исследовать их не только не приносит никакой пользы, но и неугодно самим святым. Я не Бог раздора, а Бог мира, и мир сей состоит в смирении, а не в превознесении самих себя.

3. Некоторые почитают того или иного святого, питая к нему особую приверженность, но в таком чувстве больше человеческого, нежели Божественного. Ведь от Меня святые приняли святость, Я даровал им благодать, Я вознес их к славе, Я знаю достоинства каждого, Я поддерживал их благословением Моим благостным. Я предвечно предуведал тех, кто будет возлюбленными Моими, Я их избрал среди столь многих в мире земном, а не они Меня. Я их призвал к святости Моею благодатью, Я привлек их Моим милосердием. Я провел их через всяческие искушения, и Я излил на них чудесные утешения. Я дал им твердость и стойкость, и Я увенчал их за терпение.

4. Я знаю и первого, и последнего, и всех объемлю любовью Моей всеохватной. За святость всех святых восхвалять следует Меня. Превыше всего Меня благословлять надлежит, и почитать Меня нужно в каждом из тех, кого возвеличил Я во славе и предназначил (к святости) безо всяких заслуг их, за которые они были бы этой святости первоначально удостоены. Тот, кто презирает малых и незаметных чад Моих, не чтит и великих, ибо Я сотворил как самого малого и незаметного, так и самого великого. Тот, кто умаляет хотя бы одного из святых, умаляет и Меня, и всех прочих в Царствии Небесном, ибо все они связаны в одно узами любви, и все они чувствуют одно, и все они желают одного, и все они любят друг друга.

5. Но важнее всего то, что они любят Меня больше, нежели себя и свои достоинства. И восхищены они не собою, а Тем, Кто выше их, и любовь их направлена не на себя самих, а на Того, Кто вне их, и любовь эта сливается с Моей любовью, и пребывание в любви дает им высочайшую усладу. И нет ничего, что могло бы отвратить их от этой любви, и никогда любовь эта не может их утомить. Исполненные вечной истины, пылают они огнем любви неугасимой. Итак, пусть перестанут рассуждать о мере святости и величия святых люди чувственные и плотские, умеющие любить лишь свои мелкие эгоистические радости и возвеличивающие свои достоинства по прихоти своей, а не в соответствии с вечной Истиной.

6. Столь велико невежество людское, и наиболее невежественны те, кого не озарил свет (духовного понимания), и оттого редко умеют они любить совершенною духовною любовью. Сильно еще влечет их друг к другу естественная привязанность и чувство дружбы человеческой, и, зная только земное, воображают они, что на небесах (все устроено) так же, как и на земле. Но существует неизмеримое различие между тем, что воображают несовершенные люди, (не озаренные светом высшей духовности), и тем, что прозревают истинно просветленные люди в откровениях небесных.

7. Оставь же, сын Мой, любопытство и не пытайся судить о том, что превыше твоего разумения. Усилия свои и помышления направь на то, чтобы считали тебя наименьшим в Царствии Божьем. Если бы и нашелся такой человек, который бы знал, кто более свят и более велик в Царствии Небесном, что пользы ему от этого знания – ведь оно никак не поможет ему достичь полного смирения предо Мною и не подвигнет его на восхваление имени Моего. Более угоден Господу тот, кто помышляет о тяжести своих прегрешений, о скудости своих добродетелей, а также о том, сколь далек он от совершенства святых, чем тот, кто вступает в пустые споры о том, кто среди святых более свят или менее велик. Лучше призывать святых слезными усердными молитвами, смиренно молить их о заступничестве, чем в суетной пытливости тщиться проникнуть в тайны их святости и величия.

8. Святые остаются святыми, а вот людям следовало бы воздерживаться от суетных рассуждений (о святости святых). Святые не восхваляют свои достоинства, ибо все, что в них есть достойного и доброго, они приписывают Мне, ведь это Я, в своей бесконечной любви, даровал им все, чем они обладают. Они наполнены столь великой Божественной любовью и преизобильной радостью, что уже ничего нельзя прибавить к их славе и блаженству. И чем выше святые вознесены во славе, тем более смиренны в себе, тем ближе стоят ко Мне и тем больше возлюблены Мною. Вот почему в Писании говорится, что святые на небесах сложили венцы свои перед Богом, пали перед Агнцем и поклонились Живущему во веки веков.[141]

9. Вот многие любопытствуют, кто будет самым великим в Царствии Божьем, сами же о себе не знают, будут ли они достойны пребывать даже среди самых малых и незначительных. Быть последним на Небесах – уже великое дело, ведь там все велики, ибо все нарекутся чадами Божьими и таковыми будут. От малого произойдет тысяча (праведников), а грешник, хоть и доживший до ста лет, все равно проклят будет.[142] А когда ученики (Христа) спросили, кто больше в Царстве Небесном, Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное; итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном.[143]

10. Горе тем, кто считает недостойным смиренно уподобляться детям малым – врата Царствия Небесного узки, и им не удастся войти в них.[144]

Горе и богатым, которые имеют утешение в этом мире,[145] ибо нищие войдут в Царствие Божие, а они останутся перед вратами, стеная и плача.

Возрадуйтесь, смиренные, возвеселитесь, нищие, воспряньте духом, ибо если вы идете по пути истины, ваше есть Царствие Небесное.

Глава LIX

О том, что надежду и опору следует искать только в Боге

1. Господи, в чем искать мне опору в этой жизни? В чем в поднебесной искать мне успокоение? Не в Тебе ли, Господи Боже мой, Чье милосердие безгранично? Разве в чем-нибудь находил я отраду, если не ощущал Твоего присутствия? И разве бывало мне плохо, когда я чувствовал Твое присутствие? Я предпочту быть бедным с Тобою, чем богатым без Тебя. Лучше мне быть странником на земле, нежели без Тебя иметь власть на небесах. Небеса там, где есть Ты, а там, где Тебя нет – смерть и преисподняя. К Тебе я стремлюсь и потому молюсь, со стенаниями и рыданиями, чтоб пришел Ты ко мне. И ни на кого не могу я уповать, дабы помогли мне в горестях моих, кроме Тебя Одного, Господи. Ты моя надежда, и в Тебе опора моя. Ты Утешитель мой во всем.

2. Все заботятся только о себе, лишь Ты Один, Господи, печешься о моем спасении и моем усовершенствовании, обращаешь все мне во благо. Когда Ты меня подвергаешь искушениям и напастям, делаешь это мне же на пользу, ибо имеешь Ты обыкновение испытывать возлюбленных Твоих тысячью способов. И, подвергаясь этим испытаниям, мы должны Тебя любить и восхвалять так, будто наполняешь Ты нас утешениями небесными.

3. Итак, Господи, во всех моих горестях и напастях уповаю, как на прибежище, лишь на Тебя, ибо во всем, кроме Тебя, вижу лишь призрачность и непостоянство. Ни от множества друзей нет пользы, ни сильные защитники не помогут, ни мудрые советники не дадут полезного наставления, ни ученые книги не утешат, ни богатства не избавят от беспокойства, ни уединенное место не обезопасит, если Ты, Господи, Сам не заступишься, не поможешь, не направишь, не утешишь, не наставишь, не укрепишь.

4. Все, что кажется предназначенным в этом мире для обретения спокойствия и благополучия, без Твоего присутствия – ничто и не может принести никакого (духовного) преуспеяния. Только в Тебе, Господи, обретается истинное благо, Ты – вершина жизни, в Тебе – высшая мудрость всего, в Тебе все мое упование, в Тебе – всеохватное утешение рабов Твоих. К Тебе возвожу очи, на Тебя уповаю, Господи Боже мой, Отче неиссякающего милосердия. Благослови и освяти душу мою благословением небесным, дабы превратилась она в Твою святую обитель и престол Твоей вечной славы и дабы в душе моей, храме Твоего величия, не осталось ничего, что могло бы оскорблять взор Твой. Воззри в меня, Господи, очами Твоей великой благости и множества щедрот Твоих, милостиво прислушайся к молитве нищего раба Твоего, заброшенного столь далеко (от Тебя) в обиталище под сенью смерти. Защити и сохрани душу ничтожного раба Твоего, и сопровождай ее во всех бедах и напастях жизни тленной, и направляй ее по пути умиротворения к сияющим сферам предвечного света. Аминь.




58 Пс 84.9.

59 Ср. Пс 34.3; 61.3; Еф 2.14; Ин 5.40; 11.25.

60 1 Цар 3.9.

61 Пс 118.125.

62 Пс 118.36.

63 Ср. Втор 32.2.

64 Исх 20.19.

65 1 Цар 3.9.

66 Ин 6.68. Цит. по переводу о. Леонида (Лутковского).

67 Ср. Ин 6.63.

68 Пс 93.12,13.

69 Ср. Зах 7.7; Деян 3.21.

70 Ис 23.4.

71 Ср. Ин 12.48.

72 Ср. Пс 142.

73 Начиная со слов: Господь – свет мой ... и далее – фразы из Пс 26.1,2,3; Пс 18.15.

74 Быт 18.27.

75 Лк 18.19.

76 Пс 30.20.

77 Сир 18.30.

78 Пс 36.4.

79 Ср. Сир 38.34.

80 Пс 116.2; цитируем по славянскому переводу.

81 Ср. Флп 3.19,20.

82 Пс 102.8,9.

83 Ср. Евр 12.4.

84 Пс 68.15.

85 Ср. Пс 44.17.

86 Пс 70.12.

87 Ис 45.2.

88 Ср. Ис 45.1-4.

89 Пс 42.3.

90 Ср. 1 Пет 4.7.

91 Ин 14.29.

92 Ср. Еккл 1.14.

93 Ср. Ин 12.27,28.

94 Ср. Пс 58.18.

95 Ср. Наум 1.7.

96 Ср. Мф 6.34.

97 Ср. Ин 14.27.

98 Ср. Иак 1.17.

99 Пс 54.7.

100 Ср. Быт 6.12.

101 Откр 3.18.

102 Ин 12.9.

103 Ср. Псалмы 88; 43; 67.

104 Ср. Откр 2.17.

105 Рим 8.18.

106 Ср. Рим 2.6.

107 Мф 26.41.

108 Пс 8.5.

109 2 Кор 12.5.

110 Ср. Кор 4.20.

111 Ср. Соф 1.12.

112 Ср. Пс 59.13.

113 Ср. Лк 2.35.

114 Пс 142.2.

115 Быт 15.1.

116 Рим 7.24.

117 Ср. Пс 119.5.

118 Ср. Пс 143.6.

119 Мф 6.21.

120 Мы не посчитали себя вправе переиначивать пословицу, приведенную Фомой, на русский лад.

121 Лк 22.18.

122 Ср. 1 Кор 4.7.

123 Ср. Пс 87.16.

124 Ср. Иов 29.3.

125 Ср. Тов 13.2.

126 Иов 10.20.

127 См. Ин 12.3.

128 Пс 50.19.

129 Ср. 1 Пет 2.11.

130 Латинское слово natura, употребленное Фомою, весьма многозначно; лексические его значения таковы: природные свойства, естественное качество; сущность вещей; природное предрасположение; натура, душевный склад, природная склонность, природные качества; природа, миропорядок, мир, вселенная, мироздание; первичная материя, основное вещество, суть миропорядка (плюс еще ряд значений, нас здесь не интересующих: рождение; форма, образ, внешний вид; существо; создание, особь; орган тела, орган деторождения); одного слова, которое бы вместило хотя бы часть этих значений, в русском языке нет, поэтому мы с некоторой условностью, прекрасно понимая недостаточность и неадекватность используемого слова, решили употребить слово «природа», надеясь на то, что читатель будет учитывать указанную многозначность. Победоносцев в своем переводе употребляет «природу»; английский и французский переводы также употребляют слово natura, соотносимое по своим английским и французским значениями с вышеприведенным рядом значений; нам представляется, что Фома вкладывает в слово natura, прежде всего такой смысл: естество человеческое и устройство внешнего мира, в котором пребывает человек.

131 Ср. Деян 5.41.

132 Ср. Рим 7.23.

133 Ср. Рим 7.18.

134 Ин 14.7.

135 Мф 19.17.

136 Ср. Ин 13.17.

137 Ср. Ин 14.21.

138 Ср. Пс 18.11.

139 Пс 118.137.

140 Пс 18.10.

141 Ср. Откр 5.14; приводим текст славянской Библии как более соответствующий тексту Фомы: Положите венцы свои пред Богом и падоша на лице свое пред Агнцем и поклонишася Живущему во веки.

142 Ис 60.22; и здесь славянский текст отличен от синодального перевода: Малый будет в тысящи, умираяй же грешник ста лет и проклят будет; в переводе мы следуем тексту Фомы.

143 Мф 18.1-4.

144 См. Лк 13.24; Мф 7.13.

145 См. Лк 6.24.



НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД