Cайт католического прихода свв. апп. Петра и Павла в Великом Новгороде


В НАЧАЛО
ПРИХОДСКИЕ
ОБЪЯВЛЕНИЯ
РАСПИСАНИЕ
БОГОСЛУЖЕНИЙ
ИСТОРИЯ
ПРИХОДА
ФОТОАЛЬБОМ
КОНТАКТЫ
БИБЛИОТЕКА
ССЫЛКИ


КАК ДЕЛИТЬСЯ СВОЕЙ ВЕРОЙ

Не секрет, что у католиков с евангелизацией плоховато. Один из новообращённых сказал мне, что мы часто выглядим так, будто не можем понять, зачем кому-то к нам присоединяться. При слове «евангелизация» нам на ум приходят уличные проповедники или мрачные молодые свидетели Иеговы, раздающие брошюрки. Обычно католики пытаются отгородиться от всего, что попахивает фанатизмом. Другая причина состоит в том, что религиозное воспитание для многих из нас закончилось с первым причастием или миропомазанием. Мы чувствуем себя неспособными объяснить, что такое пресуществление, или в чём заключается догмат о Непорочном Зачатии, и потому вообще не говорим о своей вере. А часто мы просто не знаем, что делать. Если кто-нибудь спрашивает нас о нашей вере, нашим инстинктивным стремлением будет посоветовать человеку обратиться к священнику.

Во-первых, нужно уяснить различие между евангелизацией и катехизацией. Первая предполагает деление, свидетельство того, что изменила вера в нашей жизни. Вторая – формальное наставление в христианском вероучении. Не все призваны быть катехизаторами, но каждый может евангелизировать. Разница здесь такая же, как между яхтсменом-энтузиастом и инструктором по парусному спорту. Энтузиаст может евангелизировать, заразить человека спортом, инструктор же способен обучить его технике, иначе говоря, катехизировать. Евангелизация, свидетельство, предполагает необходимость гвоорить о своей вере и о том, что она изменила в вашей жизни. Опросы показывают, что 54% католиков убеждены в необходимости делиться своей верой. Вопрос в том как.

Во-вторых, необходимо быть внимательными к людям. Слишком часто мы недооцениваем духовный голод окружающих нас людей. Мы полагаем, что наших невоцерковленных ближних вполне устраивают их убеждения (или отсутствие таковых), и не наше дело в это вмешиваться. Но треть нецерковных людей утверждает, что им было бы интересно узнать больше о католичестве. Следующий шаг – идентифицировать себя с тем, что волнует другого человека. Достаточно сказать «Я понимаю, что тебя заботит» – и путь к последующему разговору открыт.

В-третьих, надо говорить о своей собственной жизни веры. Каждому есть что сказать. Но именно здесь у большинства душа уходит в пятки. Мы боимся, что будем выглядеть по-дурацки, если начнем говорить слишком много и открыто о своей вере. Еще доброго, люди сочтут, будто мы пытаемся казаться добродетельнее всех других. Все это, конечно, вполне может случиться, но большинство наших собеседников не менее чувствительны, чем мы сами. Им тоже требуется храбрость, чтобы задать нам вопрос.

В течение последних трёх лет мне пришлось играть роль католического апологета чаще, чем я сам бы того хотел. Но благодаря этому я выработал несколько принципов, помогающих мне выражать свои религиозные убеждения.

1. Говорите о своей вере открыто. Это нелегко. Большинство из нас «прячут свой светильник», и я сам ловил себя на том, что в искусстве незаметно пробормотать молитву за столом с неверующими друзьями я достиг настоящего совершенства. Но если я отважусь прочесть молитву перед едой вслух, я нисколько не унижу себя. Напротив, такая открытость часто вызывает подлинный интерес к Церкви.

2. Читайте и изучайте Священное Писание. Это основа эффективной евангелизации. Чем больше человек понимает и любит Священое Писание, тем легче и охотнее он делится своей верой.

3. Приобретите взрослое понимание своей веры. Если последнее наставление в вере вы получили лет 15 назад, то вам необходимо его освежить. Во многих приходах есть группы катехизации или чтения Библии, и, возможно, вам полезно было бы туда походить.

4. Будьте готовы к определенным вопросам. Я могу почти гарантировать вам, что в разговоре с некатоликом вы обязательно услышите вопросы о Деве Марии, о святых или о Папе. Если вы заранее подумаете, что можете сказать по этому поводу, это избавит вас от тех неловких пауз, когда вы спрашиваете себя, почему священника никогда не оказывается там, где он более всего нужен. Если кто-то спрашивает, почему католики молятся Деве Марии, не нужно выдумывать никаких богословских обоснований. Но вы должны быть готовы объяснить, почему лично вы это делаете.

5. Не бойтесь сказать: «Я не знаю, но постараюсь выяснить». Иногда люди задают совершенно неожиданные вопросы. Одна женщина спросила, почему мы называем Богоматерь Марией, а не по-еврейски – Мириам. Еще кто-то спросил, можно ли некатолику исповедоваться католическому священнику. Я не знал ответов на эти вопросы, но я их нашёл.

6. Не спорьте. Есть старое мудрое правило – «Никогда не спорьте о политике и о религии». Если вы чувствуете, что ввязываетесь в спор, вовремя отступите. Недавно одна женщина довольно враждебно заявила мне, что никогда не станет католичкой, потому что в жизни не поверит, что Папа всегда и во всем прав. Я ответил: «Я бы тоже не мог быть католиком, если бы мне пришлось в это верить».

Она была поражена: «А как же папская безошибочность?»

– Это вовсе не означает, что Папа всегда и во всем прав.

– Не означает?!

Мы немного поговорили о настоящем значении догмата о папской безошибочности. Она не смогла согласиться с необходимостью этого учения, но, по крайней мере, уже не считала, будто католики обязаны верить, что Папа всегда прав.

7. Приглашайте, но не тяните силой. Ничто не отвращает человека больше, чем оказываемое на него давление. Если вам кажется это уместным, можете пригласить его на мессу. Скажите: «Может быть, это не то, чего ты ищешь, но если ты придёшь в воскресенье со мной, все будут рады». Как бы ни хотелось нам контролировать события, вера все-таки дар Божий. Я вовсе не уверен, что мне удалось обратить за свою жизнь хотя бы одного человека, но люди говорили мне, что после нашей беседы они стали понимать католичество немного лучше.

о. Ежи Ягодзинский SVD

«СВЕТ ЕВАНГЕЛИЯ», № 12 (163), 22 марта 1998