Cайт католического прихода свв. апп. Петра и Павла в Великом Новгороде


В НАЧАЛО
ПРИХОДСКИЕ
ОБЪЯВЛЕНИЯ
РАСПИСАНИЕ
БОГОСЛУЖЕНИЙ
ИСТОРИЯ
ПРИХОДА
ФОТОАЛЬБОМ
КОНТАКТЫ
БИБЛИОТЕКА
ССЫЛКИ


Опубликовано в газете «Приходской вестник», № 6 от 13 июня 1999 г.

ЮБИЛЕЙ НАШЕГО НАСТОЯТЕЛЯ

3 июня 1999 года о. Мирослав празднует круглую дату – 10 лет назад он принял дар священства. Мы от души поздравляем отца Мирослава и благодарим Господа Бога за то, что Он послал нам его в Новгород. Накануне этой знаменательной даты мы беседуем с отцом Мирославом.

– 10 лет кажутся большим сроком, но они пролетели незаметно. В 1989 году я закончил семинарию и принял священство. Священство – это дар от Господа Бога. Каждый человек имеет своё призвание в этой жизни: быть мужем, отцом, женой, матерью... Есть люди, посвятившие жизнь Богу – священники, монахи. Я родился в христианской семье, где было пять детей. Родители воспитывали нас, вместе мы молились, а по воскресеньям ходили в церковь. Уже с детства я мечтал стать священником. Вначале наблюдал за министрантами, а с семи лет помогал священнику у алтаря, потом был чтецом Божьего Слова. Видимо, Господь Бог так придумал, такие у Него для меня были планы...

После школы надо было определиться с будущей профессией. В то время я ещё хотел быть ветеринаром, поэтому поступил в зоотехникум. Окончил его в двадцать лет, жил жизнью нормального молодого человека: были и друзья, и подруги, с которыми я встречался. Но меня всё время преследовал вопрос: если я хотел в детстве быть священником, то почему не пошёл по этому пути? Чтобы испытать себя, поехал в монастырь, где проходил духовные упражнения. После этого я понял, что священство – это моё. В Польше, в г. Плоцке поступил в духовную семинарию, где учился шесть лет. Однажды, будучи семинаристом, я вместе со своими сокурсниками анализировал тексты из книг Ветхого Завета. В книге пророка Амоса (7,15) шла речь о призвании пророка, и Амос говорит: «Господь взял меня от овец...» Эти слова были точно обо мне. Ведь когда я стал ветеринаром, Господь сказал мне: оставь это, ты должен быть с людьми.

– Расскажите поподробнее о Вашей учёбе в семинарии.

– После техникума учиться в духовной семинарии было сложновато. У меня совсем не было гуманитарной подготовки. Само поступление было не трудным (собеседование с ректором), а вот учёба в семинарии может быть по праву приравнена к учёбе в университете. Жизнь в семинарии – это совсем другая жизнь, отличная от той, которую ведут студенты современных ВУЗов. Распорядок дня был строгим: утром в 530 – подъём, затем общая молитва, завтрак, уборка (у нас было чёткое дежурство), немного свободного времени, учёба. Вечером – общая молитва.

Когда молодой человек поступает в семинарию, он должен забыть о современном мире. Вначале трудно отказаться от общения с друзьями, от развлечений и т. д. Но потом постепенно привыкаешь к семинарскому режиму, к порядку – ведь ты учишься ради своего призвания, которое сам сознательно выбрал в жизни. Нужно возлюбить то, что ты делаешь. Проходит год за годом, ты укрепляешься в своём призвании, готовишься к священству. Учебная программа сама по себе очень насыщенная: первые два года изучается курс философии (довольно сложный). Были такие моменты, когда нужно было пересдавать экзамены – хотя, я думаю, в жизни каждого студента это случается. Потом, в течение четырёх лет преподаётся курс богословия, Святое Писание, каноническое право... Отличником я не был, но учился неплохо. Была также практика. Я работал с больными людьми. Помогал им, ездил с ними на духовные упражнения; работал с детьми-инвалидами, с бездомными у сестёр матери Терезы в Варшаве. Видимо, Господь Бог хотел, чтобы я стал не совсем обычным священником. Мне постоянно чего-то не хватало, думаю, у меня очень много энергии – всё время какие-то планы, мечты, идеи, которые очень хотелось бы реализовать в моей жизни.

По окончании семинарии защитил диплом – написал магисторскую работу о духовной и религиозной жизни молодёжи.

– Каким образом Вы попали в Новгород?

– В 1988 году я познакомился с людьми из Москвы, которые приехали в Варшаву к сёстрам матери Терезы. От них я узнал о духовной жизни в России, о проблемах, а также о том, что во всей стране есть только два католических храма. Последнее меня особенно удивило, и я заинтересовался Россией. Через полгода после рукоположения я попросил у своего епископа разрешения посетить Москву. Так целый месяц я провёл в столице России: постоянно ходил в церковь св. Людовика, где встречался с людьми, приходившими на молитву. Перед отъездом на Родину они просили меня остаться. Я должен был вернуться в Польшу, поэтому сказал им: «Молитесь, если Господь Бог пожелает, я приеду ещё раз». Так возникла моя связь с Россией. После я много думал об этой стране. На следующий год мои знакомые москвичи предложили мне поездку в Ташкент. Так, четыре священника и восемь семинаристов под моим руководством поехали в Узбекистан. После нас, в 1991 году туда поехал постоянный священник, который на сегодняшний день построил там большой храм. По возвращении в Польшу я снова просил епископа разрешить мне поехать в бывший Советский Союз, но я был молод, а у вас столько проблем, что меня не отпустили. Прошло пять лет, в течение которых я работал в трёх разных приходах. И снова мои друзья стали уговаривать меня поехать в Россию, так как тогда уже начали открываться храмы, а священников было мало. Я не был уверен, что епископ даст мне разрешение, но на этот раз я ошибся. В 1994 году я приехал в Москву, а потом меня назначили настоятелем в Новгороде.

– Сложно было вначале?

– Трудности, конечно, были. Я знал, что есть группа католиков, к которым приезжал о. Кшиштоф из Пскова, но нет места для постоянных богослужений. Власти города передали нам небольшое помещение в кинотеатре «Родина», там мы устроили часовню. Я поселился у одной из прихожанок – Елены Станиславовны. Были сложности с языком... Первые полгода стали для меня испытанием. Я оставил работу, родственников и приехал сюда. Ради чего? Но постепенно больше людей стали посещать службу, особенно после ремонта часовни. В 1994 году мы уже праздновали Рождество Христово, а в следующем году – Пасху. Теперь я чувствовал себя здесь нужным. Мне было интересно и жить, и работать. В 1995 году приехали сёстры fmm и начали свою работу в приходе, а в 1996 году нам полностью отдали здание, и мы приступили к ремонту. И хотя трудностей было много, я благодарен за них Господу Богу, за хороших людей и за то, что я в России, можно сказать, пережил вторичное обращение к Богу. То, что я пережил здесь, я принимаю как большую Божью благодать, укрепившую моё призвание служить Богу и людям в России, и в Церкви вообще. Многие люди в Польше и здесь, в России, молятся обо мне. Всякие трудности и препятствия можно преодолеть с помощью молитвы. Господь Бог сделал так, чтобы нам отдали этот храм, а сейчас заботится о том, чтобы сделать его красивым.

– Как Вам удалось выучить русский язык?

– Перед приездом в Россию моя знакомая учительница занималась со мной русским языком. Я научился немного читать, но были проблемы с ударениями в словах. Когда я служил первую Мессу (в октябре 1994 года), я очень переживал. Закончив её, я был весь в поту от волнения – шутка ли, служить Мессу на русском перед русскими людьми! Позже я нашёл в НовГУ учительницу, преподававшую русский для иностранцев, и полгода занимался. Но постепенно я понял, что чем больше буду читать, смотреть телевизор, слушать радио, а главное – общаться, тем лучше и быстрее я смогу изучить русский. Самое важное – преодолеть определённый психологический барьер и смущение. Пусть я начал говорить с ошибками, но я благодарен Господу Богу за то, что сумел овладеть таким красивым языком. Часто читаю литературу, особенно люблю петь.

(Отец Мирослав имеет прекрасный сильный голос. В семинарии он пел в хоре, до сих пор любит музицировать; и постоянно напевает... – прим. автора).

– Положен ли священнику отпуск, отец Мирослав?

– Священник, как и любой человек, имеет право на отпуск. В Польше я уезжал с друзьями-священниками на море или в горы – отдыхать физически и духовно. Теперь, в России, отпуск у меня проходит по другому: я еду в Польшу, но там работаю, готовлю что-нибудь для новгородского прихода, т. е. фактически не отдыхаю. Лишь однажды за эти пять лет был несколько дней на море. Быть священником – это моя работа, но она мне приятна и доставляет огромное удовольствие – ведь я помогаю людям придти к Богу.

– Есть ли у Вас какое-нибудь хобби?

– Люблю спорт: плавание, волейбол (правда, давно не играл), езду на велосипеде (правда, сейчас нет возможности), но на всё это нужно время... Очень люблю службу и общение с людьми, хотя иногда трудно всё успевать. Надо ещё вести и своё домашнее хозяйство. Но, несмотря ни на что, я получаю огромную радость от своей работы. Наверное, это и есть моё главное хобби.

– Отец Мирослав, прихожане Вас очень любят и уважают. Ваше напутственное слово всем, кто посещает наш храм.

– Приближаемся к концу XX века, и время это – довольно загадочное... Не знаю, как другие, а я очень часто переживаю и задаю себе вопрос: каким же будет третье тысячелетие? Я вижу, что Господь Бог любит нас: открываются новые храмы, приезжают монахи и священники... Это – видимый знак того, что Господь Бог хочет, чтобы люди пришли к Нему, уповали на Него и приняли Господа Бога своим Отцом.

Своим прихожанам я хотел бы пожелать развития духовной жизни, укрепления веры, побольше надежды, чтобы они с любовью относились друг ко другу. Пусть в это тяжёлое время в их сердцах всегда будет радость. Люди должны осознать, что жизнь на земле очень коротка, поэтому хочется, чтобы они открыли свои сердца Богу. И тогда жизнь будет совсем по-другому выглядеть.

беседу вела
Анастасия Наумченкова


другие статьи «Приходского вестника»



  ПРИХОД СВВ. АПП. ПЕТРА И ПАВЛА В ВЕЛИКОМ НОВГОРОДЕ